«Спорим, я раскрою схему за 5 минут?»

За 5 минут можно приготовить завтрак. За 5 минут можно пробежать 1,5 км. За 5 минут можно удовлетворить женщину (нельзя). Можно много всего успеть за 5 минут. А как вы думаете, реально раскрыть налоговую схему за 5 минут? Прикинуть, бегло оценить доказательства и констатировать факт «схемы»… И всего лишь за 300 секунд!


Итак, эта статья про раскрытие схемы. Не скоростное и реактивное, но очень качественное. Инспекция поработала, что называется, на славу. Итак, Постановление АС Западно-Сибирского округа от 24.04.2018 года по делу №А45-7963/2017: проверяющие использовали всю свою силу и мощь, чтобы установить правду. Пройдемся по пунктам, как действовали сотрудники фискальной службы.

Пункт №1: проверим контрагентов по базам ФНС

Исходная точка. С этого пункта начинается поиск доказательной базы по необоснованной налоговой выгоде. Инспекция проверила и выяснила, что спорные контрагенты обладают всеми признаками недобросовестности: массовый адрес регистрации, массовый руководитель и учредитель, недостоверная налоговая отчетность, отсутствие персонала, транспорта, имущества и т.д.

Пункт №2: проштудируем договоры

Обычно наглости и противоречия находят в условиях договоров. На этот раз инспекция наткнулась на очевидное несоответствие. Договор заключен сегодня, а поставка была вчера. Ну, разве так бывает? Кстати, не менее нелепый случай в Постановлении АС Западно-Сибирского округа от 16.06.2017г. по делу № А75-10429/2015: договор был заключен раньше, чем контрагент попал в ЕГРЮЛ…

Кроме расхождения во времени, в договоре был указан пункт о согласовании ассортимента, количества, цен, сроков поставки и иных условий в спецификациях, которые прилагаются к договору. Однако таких спецификаций налогоплательщик не представил.

Пункт №3: найдем нарушения в документах

Если к «корявым» подписям суды относятся снисходительно, то грубые ошибки они не прощают. Документы должны соответствовать требованиям №402-ФЗ «О бухгалтерском учете». Это прописная истина, которую обязан знать каждый бухгалтер. В этом деле документы шлепал либо дилетант, либо крайне невнимательный сотрудник:
  • Нарушения в сквозной нумерации счетов-фактур. Согласно Постановлению Правительства РФ от 26.12.2011 № 1137 «О формах и правилах заполнения (ведения) документов, применяемых при расчетах по налогу на добавленную стоимость», счета-фактуры подлежат единой регистрации в хронологическом порядке в части 1 журнала учета полученных и выставленных счетов-фактур по дате их выставления;
  • Транспортные накладные составлены с нарушением требований законодательства: отсутствуют номера экземпляров, данные о средствах связи лица, ответственного за перевозку, количество грузовых мест, маркировка, вид тары и способ упаковки. Также отсутствуют прилагаемый к грузу перечень сертификатов и паспортов качества, информация о параметрах транспортного средства (тип, грузоподъемность, вместимость автотранспортного средства), время подачи транспортного средства под погрузку, фактическое время прибытия и подпись водителя.


Пункт №4: узнаем, проявлял ли налогоплательщик должную осмотрительность

Собрать досье на контрагента – не значит проявить должную осмотрительность. Запросили учредительные документы и выписки из ЕГЮЛ? Это прошлый век… Это не работает. Фотографии, переписка, записи переговоров, лист согласования, приказы о проверке контрагентов – вот это уже потянет на проявление должной степени осторожности. С одним ма-а-а-аленьким уточнением: если вся информация собрана в нужное время, а не когда уже «запахло жареным».

В нашей ситуации налогоплательщик не заверил документы надлежащим образом, поэтому инспекция не смогла определить дату получения этих бумаг. Т.е. невозможно утверждать, что учредительные документы истребованы до вступления в хозяйственно-правовые отношения.

Пункт №5: допросим сотрудников


О, сила человеческого слова! Слова, пропитанного правдой! Но, когда под правду маскируют ложь «наивысшего качества»… В нашем деле на первый взгляд – единогласная правда. Но в итоге получилась сфабрикованная договоренность. Сотрудники все помнят и знают, только вот слова не совпадают с реальностью. Взять, к примеру, хотя бы один эпизод отношений:

  • Руководитель налогоплательщика сказал, что знает контрагента. С представителем познакомился 15 лет назад через общих друзей. И склады у контрагента были, и собственный транспорт для доставки.
  • Коммерческий директор указал, что критерием выбора контрагента была низкая цена, наличие товара и условия доставки. Все переговоры по поставке товара велись через представителя. Представитель привез в офис документы и договор поставки. Доставка осуществлялась силами контрагента, а начальник склада принимал товар.
  • Начальник склада при допросе рассказал, что от контрагента товар доставлялся автотранспортными компаниями. Товар приходил раз в месяц и сопровождался счетом-фактурой, сертификатом качества и товарно-транспортной накладной.

Однако никто из работников налогоплательщика не знал руководителя контрагента. А это не есть хорошо, по мнению инспекции. К тому же, налоговая допросила логиста. Ведь именно рядовой сотрудник компании, в обязанности которого входит организация перевозок от поставщиков и доставка товара покупателям, должен знать все и даже больше… Допросили и выяснили: контрагент ему не знаком, а директор контрагента – и подавно.

Чтобы подтвердить или опровергнуть показания сотрудников налогоплательщика, проверяющие переключились на того самого представителя контрагента. Оказывается, он никогда не работал у контрагента, ничего не видел и ничего не слышал. Но руководителя и коммерческого директора налогоплательщика знает. И налоговая поверила ему. Во-первых, слова представителя нашли подтверждения в справках 2-НДФЛ: зарплата не перечислялась. Во-вторых, нет доверенности на имя представителя. В-третьих, в документах отсутствует его подпись.

А еще налоговый орган в рамках статьи 93.1 НК РФ получил ответы от транспортных компаний: они не оказывали услуги по транспортировке товара спорному контрагенту. Плюс, из выписок по расчетным счетам видно, что контрагент не перечислял средства за аренду автотранспорта и за транспортные услуги.

Пункт №6: определим, откуда поступил товар к контрагенту

Все логично: инспекция должна убедиться, что контрагент либо сам в состоянии производить продукт, либо у него есть соответствующие поставщики. Товар не может возникнуть из ниоткуда. Бизнесмены – обычные люди, а не дэвидыкоперфильды. Вернемся к делу: спорные контрагенты принадлежали к «клану волшебников». Реальных поставщиков товара инспекция не нашла.

Пункт №7: перейдем к контрагентам второго звена

Популярный прием. Человека судят по его поступкам и друзьям, а налогоплательщиков по деловой репутации и контрагентам. Итак, к каким умозаключениям пришла инспекция, проверив товарищей из второго звена в истории нашего налогоплательщика?

1.Либо обладают признаками фирм-однодневок;

2.Либо прекратили деятельность в связи с ликвидацией или реорганизацией.

Их якобы учредители рассказали, что на самом деле ничего не знают об этих компаниях. Никакого отношения к бизнесу не имеют. Например, одна из директоров работала официанткой в ресторане и не знала, что является владельцем фирмы.

Пункт №8: проедем по адресам

Т.е. проверить, есть ли жизнь и бурная деятельность по адресочкам из бумаг. Кстати, иногда даже ездить не нужно: просто посмотреть, существует ли такой адрес в реальности. Например, в Постановлении АС Северо-Кавказского округа по делу №А32-6471/2017 от 04.04.2018 года, улица и дом, указанные в заявках на перевозку груза, не существуют.

В нашем деле инспекция посетила место отгрузки, указанное в транспортных накладных. Приехали. Это торговый центр, в котором было все, кроме складских помещений пригодных для хранения металлопродукции. Дисконт-центр, магазины, клуб-кабаре, детский развлекательный центр, офисы… А складов нет!

Пункт №9: проанализируем расчетные счета

С помощью анализа расчетного счета легко определить, чем живет и дышит любой налогоплательщик. Вот и в нашем деле инспекторы заметили, что контрагенты занимались всем, кроме «металлического бизнеса».

К примеру, структура затрат по расчетному счету одного из контрагентов показала, что 30% денежных средств общество перечисляло поставщикам за кондитерские изделия и продукты, 14% – за услуги, 15% – за транспортно-экспедиционные услуги, 34% – гашение кредита, 2% – за бутовый камень, 1% – прочая оплата, 3% – полуфабрикаты, материалы, комплектующие. Соответственно, контрагент не закупал металлопродукцию у поставщиков.

Пункт №10: изучим сайт


Сайт способен объединить две компании в одну. Сайт способен между строк рассказать много всего интересного. Интересного не для клиентов, а для налоговой. Иногда крутость компании, которой налогоплательщики любят похвастаться, приводит к совершенно другому результату…

Вот и у налогоплательщика на сайте размещена информация о том, что он является официальным дилером крупнейших заводов по производству металлопроката и электротехники. Налоговики спросили, почему же тогда он не покупал весь объем необходимого товара напрямую у производителя. Вразумительного ответа не последовало.

Вывод суда

Налогоплательщик подтвердил документально дальнейшую реализацию товара. Но суд отклонил эти доказательства, потому что аналогичный товар приобретался у предприятий-производителей: «при подтверждении права на вычет по налогу на добавленную стоимость, заявленного на основании операций с конкретным контрагентом, ключевую роль, исходя из норм налогового законодательства, играет наличие достоверных сведений в документах, обосновывающих право на вычет, а также факт реальности операций именно с указанным в документах контрагентом».

Денис Морозов Юрист и налоговый консультант «Туров и партнеры»:


В очередной раз ФНС доказала, что схемы по уходу от НДС являются крайне опасными. Стоит отметить, что в данном деле проверка проводилась за периоды 2013-2015 года, когда внимание к НДС было не такое пристальное, как в настоящее время. При этом налоговики смогли доказать необоснованную налоговую выгоду.

Имея в арсенале АСК НДС-2, налоговики в режиме онлайн могут проверять разрывы в цепочке контрагентов по НДС. Человеческий фактор в данной системе практически отсутствует, так как программа самостоятельно указывает на компании с повышенным риском. Информация о «разрывах» в местные инспекции поступает от вышестоящего налогового органа с указанием на конкретную компанию, которую необходимо проверить более углубленно. Избежать проверки даже при «хороших» отношениях с местной налоговой будет крайне затруднительно.

Основной ошибкой компании в вышеуказанном постановлении суда является отсутствие реальности взаимоотношений с сомнительным контрагентом. Налоговая доказала, что спорный контрагент был нужен исключительно с целью получения необоснованной налоговой выгоды.


Что написать напоследок? Думайте и действуйте, как сотрудники налоговой. Для защиты себя любимых и своих компаний. Да, бывают инспекторы, которые руководствуются исключительно формальными признаками и собственной интуицией. Но есть и талантливые работники налоговой с острым умом, прекрасно развитой дедукцией и отсутствием лени. Одним словом, трудяги. Учитесь на успешном опыте бизнесменов, которые дали отпор инспекции. Но и не забывайте о трудягах!

Редактировано: 10 мая, 08:27

Комментарии:
Странное у меня впечатление:статья с опозданием в несколько лет или для тех, кто все ещё думает, что в налоговой дураки работают!
 

Подтвердите удаление записи

Подтверждаю удаление