Поиск Написать

Иначе этот ужас никогда не закончится. Конституция vs военное время

Битва при Великом Куаре. Депутатов предупредили.

На публичном обсуждении законопроектов о QR-кодах в Общественной палате России было непривычно жарко. Дискуссия, длившаяся почти четыре часа, получилась неформальной, острой и при этом содержательной. Обобщённый список поправок к закону, протестов против него и альтернативных предложений уйдёт в Госдуму в качестве "нулевых слушаний" законопроектов и наверняка повлияет на прохождение и трансформацию их в парламенте.
Напомним, первые чтения по законопроектам в Госдуме запланированы на 16 декабря после сбора отзывов региональных заксобраний и результатов слушаний в общественных палатах страны. В "нулевом" заседании, которое вела секретарь Общественной палаты России Лидия Михеева, напряжение чувствовалось с самого начала. Модератор обозначила тему слушаний так:
"Нам предлагается ввести преференции, преимущества для тех, кто получил сертификат, кто предпринял действия по защите себя."
Михеева пожаловалась на "атаку ботов" электронной приёмной ОП: по её словам, за сутки до слушаний поступило 40 тысяч обращений, в основном с протестами против законопроектов, притом что за год в палату в среднем обращаются около 16 тысяч человек. Столь активное противодействие законодательным новеллам ведущая назвала "результатом спекуляций в общественном поле и манипуляции массовым сознанием".
Выступившие онлайн врачи из Москвы, Нижнего Новгорода и Саранска выходили на связь с рабочих мест – в защитных костюмах и респираторах. Они отмечали высокую смертность пациентов, усталость врачей и все как один были за введение QR-кодов, которые позволят "оградить вакцинированных от невакцинированных".
То недоверие, которое высказывают люди, – это всё глупости... Они читают в интернете недостоверные новости, поэтому так ко всему относятся,
– сказал врач московской ГКБ №67 Алексей Горбунов. А хирург Нижегородской горбольницы №5 Владимир Федоровцев высказал "мнение большинства коллег":
Мы если и не за тотальную, то за субтотальную вакцинацию. Это единственное, что может победить пандемию и помочь нашему обществу прекратить весь этот ужас.
Из сидевших в зале медиков кратким, но важным выступлением отметился член-корреспондент РАН главный специалист Минздрава России по репродуктивному здоровью Олег Аполихин, заявивший, что вопрос надо "разнести на две части – политическую и экспертно-медицинскую". И в части последней, по его убеждению, нужны "мультидисциплинарные исследования влияния вакцинации от COVID-19 на репродуктивное здоровье населения".
Аполихин также предложил Минздраву "утвердить единый список показаний и противопоказаний для такой вакцинации". И пояснил: "Тогда появятся конкретные ответственные люди в лице экспертов и чиновников, принимающих решения". Кроме того, по его мнению, важно не "поляризировать" сторонников и противников законопроекта.
Иного мнения быть не может?
Но без поляризации на слушаниях не обошлось. Единым блоком выступили однозначные сторонники принятия законов, которых в зале было большинство:
Если брать глубинный смысл законопроектов, то все они направлены на сохранение жизни и здоровья людей, здесь другого мнения быть не может. Как можно относиться к этому отрицательно? Это за гранью разума,
– постулировал глава думского комитета по охране здоровья Дмитрий Хубезов. И добавил: "Если не прописать вот эти правила безопасного поведения, то мы так и будем шарахаться из четвёртой волны в пятую и шестую".
Замсекретаря ОП Владислав Гриб жёстко напомнил, что альтернативой QR-регулированию может быть только всеобщий локдаун с разрушением экономики и что в Австрии за отказ от вакцинации действует штраф в 3600 евро. При этом он отметил, что сам термин "QR-код" в данной ситуации "довольно неприятный" и его можно заменить на справку, паспорт и так далее.
В свою очередь депутат Мария Бутина вспомнила про расследование о зарубежном финансировании из неизвестных источников сайта петиций CitizenGo, где в том числе ведётся сбор подписей против законопроектов. Бутина назвала это "темой для отдельного разбирательства о вмешательстве во внутренние дела нашего государства". При этом она признала, что большинство обращений к депутатам поступает от реальных людей, что противников QR-кодов нельзя путать с "антиваксерами" и "их позиция должна быть услышана".
Резким сюжетным поворотом слушаний стало выступление директора Лиги безопасного интернета Екатерины Мизулиной, которая сразу призвала Госдуму отказаться от рассмотрения законопроектов:
Ситуация взрывоопасная, она может дестабилизировать ситуацию в стране и вывести людей на улицу. Чиновники перестали людей слышать, к протесту подталкивают тех, кто не склонен к протестной деятельности.
Подчеркнув, что она не противница прививок и сама вакцинирована (об этом, кстати, заявляли большинство выступавших), Екатерина Мизулина уточнила, что возражает лишь против обязательной вакцинации. По её мнению, прививать людей от ковида можно лишь после квалифицированного медобследования, доступ к которому есть далеко не у всех сограждан, поэтому они и боятся делать прививку.
Мизулина раскритиковала власти из-за провала информационной кампании: "У людей информационный вакуум, они вынуждены домысливать, фантазировать". Помимо этого, общественница усомнилась в сохранности баз данных в условиях, когда к QR-кодам будут привязаны фото и биометрические данные. По её мнению, создание такой базы данных можно назвать "диверсией против суверенитета России". При этом Екатерине Мизулиной возразил первый зампредседателя комиссии ОП по развитию информационного сообщества Александр Малькевич:
Переживают по поводу QR-кодов граждане, которые пользуются смартфонами, фитнес-браслетами, банковскими картами. В Сети уже и так полно информации о вас. Тогда откажитесь от интернета, от смартфона.
Подлинно "программным" выступлением противников QR-кодизации стал монолог члена экспертно-консультативного совета при Совете Федерации юриста Анны Швабауэр. Она перечислила статьи Конституции, которые нарушают законопроекты: о праве на свободу передвижения, на труд без дискриминации, на образование, на участие в культурной жизни, на личное обращение в органы госвласти, на правосудие.
Статьи 23 и 24 не могут быть ограничены даже в условиях чрезвычайного положения, которого у нас нет,
– напомнила юрист. Швабауэр обратила внимание, что вакцины – экспериментальные, а "QR-код – не свидетельство здоровья": привитые тоже могут быть переносчиками инфекции. Правозащитница также считает, что законопроекты "не учитывают интересов широчайшего спектра населения", не работают с точки зрения защиты от болезни, поэтому "являются преступными".

Выступавшей возражали: часть 3 статьи 55 Конституции предусматривает ограничение федеральными законами прав и свобод граждан, если это необходимо для защиты здоровья нации. С правозащитницей также пытались активно полемизировать в юридической плоскости. Один из докладчиков, например, заявил, что "мы живём сейчас по законам военного времени", а другой сослался на решение ЕСПЧ о законности ограничений. Председатель Российского Красного Креста Павел Савчук сообщил, что неделю назад был в Швейцарии, где "всё население ходит с QR-кодами, никто не жалуется и все довольны".
В пику категорическим противникам законопроектов прозвучали предложения по их ужесточению. Например, бывший ректор РГСУ и член ОП Наталья Починок предложила рассмотреть обязательный QR-код для очного обучения в вузах и для проезда в метро. Весьма эмоциональным стало выступление члена ОП России, соучредителя благотворительного фонда поддержки людей с ментальными особенностями "Я есть!" актрисы Ксении Алфёровой.
По её утверждению, "ни один вменяемый человек не может проголосовать за законопроекты – они не проработаны" и "фактически направлены на снятие соцгарантий и обязанностей с государства". Алфёрова пояснила, что в нынешнем виде документы не учитывают ситуацию людей с особенностями развития, а также стариков. Она привела в пример юношу с ДЦП, пороком сердца и гепатитом, у которого есть отвод от всех зарегистрированных в стране прививок, кроме COVID-19. Он уже сейчас оказался "лишенцем". При этом, по её свидетельству, такие люди просто не могут пользоваться смартфонами, заходить в "Госуслуги". "И таких случаев – тысячи", – подчеркнула Алфёрова.
Мы подготовили письмо в Минздрав, чтобы нам дали доказательную базу – при каких конкретно диагнозах эти прививки безопасны,
– сообщила общественница.
"Услышьте вы тысячи людей, услышьте вирусологов… того же академика РАН Зверева. Может, хватит противопоставлять людей друг другу?!" – эмоционально закончила Алфёрова свою речь.
В части необходимости чёткого списка противопоказаний её поддержала главврач Центра медицинской профилактики ГАЗ Валентина Цывова. "Нигде не регламентирован медотвод. Медрекомендации звучат очень неоднозначно. Надо снять эту ответственность с врачей, главный принцип которых "не навреди", – подчеркнула медик.
Законопроекты можно исправить.
Кроме эмоций и кардинальных предложений за или против законов о QR-кодах, на заседании высказан ряд поправок к ним и рациональных предложений. Например, глава комиссии ОП по безопасности и взаимодействию с ОНК Александр Воронцов предложил доработать вопрос о выдаче QR-кодов на основании результатов анализа на антитела к коронавирусу:
Также надо учитывать, что электронный документ доступен не всем: стоит разрешить и бумажные документы, чтобы любые бабушка и дедушка всегда имели их на руках.
Председатель комиссии ОП по экспертизе общественно значимых законопроектов Константин Корсик предложил пускать без QR-кода в поликлиники и стоматологические клиники, а также на междугородный транспорт в экстренных семейных случаях при предъявлении ПЦР-теста. Его дополнили: ПЦР-тестирование в аэропортах и на вокзалах должно быть бесплатным. Александр Воронцов предложил вывести из-под действия закона тех, кто переболел "неофициально" и имеет высокий титр антител, а также "амнистировать" купивших сертификат – при условии их честной прививки.
Среди прозвучавших предложений: прежде принятия закона решить технический вопрос обеспечения QR-кодами жителей в труднодоступных местностях, а также маломобильных групп граждан. Практически все согласились с необходимостью включения в перечень для выдачи сертификата результатов анализа на антитела, в том числе теста на T-клеточный иммунитет, а также – вакцинированных иностранными препаратами. При этом Минздраву предложено наконец точно определить уровень антител, достаточный для получения QR-кода.
Со ссылкой на авиаперевозчиков поступило предложение отменить требование QR-кода при покупке билетов, а предъявлять QR-код лишь при посадке: иначе транспортные компании потеряют до 40% пассажиров. Если над предложением переименовать QR-код на термин, более созвучный русскому слуху, некоторые участники слушаний поиронизировали, то консенсус вызвала необходимость точного реестра заболеваний и состояний, дающих медотвод. С обязательными разъяснениями специалистов.

Похоже, все согласились также, что все эти поправки должны быть узаконены на федеральном уровне без предоставления регионам "самодеятельности" в этих вопросах. При этом, безусловно, остались и кардинальные противники законодательных новелл. Особенно из числа тех, кому не "посчастливилось" принять участие в этих судьбоносных прениях.
Что с того?
Слушания в Общественной палате России (как и в некоторых ОП регионов) по QR-кодизации показали три важных вещи:

Ограничение прав страшит очень многих соотечественников едва ли не больше, чем COVID-19.
В обществе не только нет согласия по этому вопросу, но наблюдается резкое противостояние – "брат на брата", как заметил один из выступавших.
В России есть гражданское общество, представляющее не только либералов, но и "глубинный народ".

То, что Общественная палата сумела стать "местом сборки" и "фокусом" этого разномыслия, на самом деле даёт надежду на продуктивный диалог власти с народом и "победы разума" над тёмной стихией поляризации и раздрая, которые выгодны лишь врагам России.

/с/ АНДРЕЙ САМОХИН
Настроение: полон энергии полон энергии

Комментарии:
Потасовка, 1,5 млн писем и заговор ВОЗ: как в Госдуме принимали законопроект о QR-кодах

Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

В четверг, 16 декабря, Госдума в первом чтении приняла один из самых скандальных законопроектов последних лет – о введении в России QR-кодов для привитых и переболевших коронавиусом, без которых будет запрещено посещать большинство общественных мест. Во время заседания случилась потасовка между депутатами от КПРФ и «Единой России», сами депутаты по уровню резонанса сравнили законопроект с повышением пенсионного возраста и даже назвали «важнейшим в истории». Защитники закона указывали, что он не вводит ничего нового, противники же указывали, что в борьбе с пандемией он никак не поможет. Против инициативы выступили три фракции в Госдуме — КПРФ, «Справедливая Россия» и «Новые люди». Дождь рассказывает, как Госдума впервые обсуждала этот законопроект.
 

Подтвердите удаление записи