Интервью с исследователем церкви Н.Митрохиным

Интересное про церковь....http://publicpost.ru/ я думала у нас в другом месте озабоченные геи и педофилы... оказывается тут их еще больше, поэтому и шумиха такая. Ничего не знаю про Митрохина, но факты приводит. А церковная детская концепция  вообще ужасает.

Главное, что заботит церковь сейчас, это вопрос ювенальной юстиции. Мне это и рядовые священники говорили, и прихожане, и это одна из вещей, обозначенных в семейной концепции комитета Госдумы. В семейной концепции, помимо прочего, прописана идея поддержки православных детских домов, передача детей в монастыри и прочее — это все такие розовые мечты, и на практике таких успешных православных социальных проектов на всю Россию, я думаю, в пределах пяти десятков. Степень их выживаемости — тоже открытый и неисследованный вопрос. Отдавать детей в руки церкви я считаю крайне опасном делом. Ювенальная юстиция понимается в церкви предельно просто — что православным запретят бить своих детей. И что если они продолжат это делать, то у них их отберут.

— То есть дети воспринимаются, по сути, не как субъект права, а как объект собственности.

Да. В концепции написано, что надо четко зафиксировать, что такое насилие над детьми. Это значит, что если детей бьют, но не убивают, это не должно классифицироваться как насилие. Кроме того, детей под православной опекой, в том числе в монастырях, нередко плохо кормят, если не морят голодом. Это опять же отражено в концепции: что недостаток материального обеспечения и жилищные условия не могут быть основанием для отъема детей. Это связано с тем, что детей заставляют в монастырях соблюдать те же посты, что и взрослых, активно используют на тяжелых физических работах. Как благословят, то и будут делать, — кирпичи таскать от рассвета до заката, грядку целый день полоть под палящим солнцем.

— А сколько детей в монастырях находятся?

Этого никто не знает. Органы соцопеки туда не пускают.

...........
— Это в его епархии ходили крестным ходом за гей-парадом?
Да, но уже при другом епископе. Там вообще смешные люди. Никон придумал организовывать "Дмитриев день" — типа, есть женские конкурсы красоты, это неправильно, надо продвигать среди юношей "традиционную мужскую культуру". И епархия ежегодно организовывала соревнования по бодибилдингу, дракам стенка на стенку, игре на гуслях и прочим мужским видам спорта. Все это, конечно, очень странно выглядело. Этот самый Никон (Миронов) на последнем заседании Священного Синода на прошлой неделе назначен снова епископом. То есть он ушел по болезни, находился в монастыре, потом возглавлял приход в Москве, а сейчас вот стал викарным епископом, но уже в Пермской епархии. Можно вспомнить и московских "хоругвеносцев", бородатых мужиков в черном и кожаном, также награжденных патриаршими наградами, которые в прошлом году вывесили на заборе плакаты с гей-порно и расстреливали их из арбалетов. Ну, и так далее. То есть активная борьба с гомосексуальностью — это попытка преодолеть самих себя, ничего не меняя в себе. Либо способ отмазаться от неизбежного разоблачения. Я думаю, что Россию ожидают такие же откровения, как Штатах в 2010-2011 годах, когда значительное количество католического епископата и духовенства были разоблачены как педофилы.
— Вы упомянули церковный налог. Это действительно обсуждаемый вопрос?
Да, Кирилл несколько раз выступил по этому поводу. Идея эта немецкая, и Кирилл, который хорошо знаком с Германией, пытался ее продвинуть в России: надо, чтобы все граждане платили налог, кто не хочет, тот откажется. Но подразумевалось, что по умолчанию многие будут платить. После нескольких таких выступлений было довольно жесткое заявление министра по налогам и сборам, что такого не будет. Вообще, для церкви лучшие времена были при Ельцине, хотя сейчас официальные церковные представители их осуждают. При Ельцине церковь получила по максимуму из того, что было возможно.
— А сейчас откуда у церкви деньги?
Основная часть церковных финансов — это доходы от свечей. Свечи изготавливаются из парафина, который является остаточным продуктом от переработки нефти, это стоит копейки, производство свечей стоит копейки, продается уже за полновесные рубли. Там несколько тысяч процентов дохода с каждой проданной свечки. Это порядка 70 процентов церковного бюджета. Остальное складывается из доходов от треб, то есть служб, которые выполняются внутри храма, поминальные записки, молебны разные и прочее, и продажи всяких товаров в церковной лавке. Средства на реконструкцию храмов или строительство новых церковь получает от спонсоров — сейчас в основном от государственных или связанных с государством. Доходы церкви очень невелики. Я думаю, что это сопоставимо с бюджетом Российского футбольного союза.
Кому интересно, то статья большая и во многом отражает суть вещей, во всяком случае, в наших краях.



Комментарии:
 

Подтвердите удаление записи