Культура цивилазационных целей: врата будущего

Музыка: Yasmeen Amina Olya Кельтская Арфа, Песня На Выдуманном Языке

Россия прошла сквозь чреду революций, свидетельствующих о нарастающем, хотя и неравномерном темпе уравновешивания личностного, гражданского и государственного подходов, что соответствовало поискам цивилизационного стиля – практического единства разнообразия духовной, материальной и психо-физической культуры.
Можно говорить о четырех свершившихся революциях и о целой эпохе революционных преобразований, сравнимых по смыслу с историческими эпохами Возрождения, Просвещения, Индустриализма, Массового потребления, Информационного и предстоящего Инновационного общества.
Августовская революция 1991 года находится в смысловом взаимодействии с предшествующими революциями 1905-1907 и 1917-1924 г.г.
Если революция 1905 года обнаружила проблематику гражданского общества и гражданских свобод в их отношении к государству, то революции 1917 года эту проблематику разрешали с разных сторон указанного Целого.
Февральская революция, отменив монархический абсолютизм, ввела гражданское общество со стороны разнообразия форм собственности, политической, духовной и социальной деятельности.
На месте старого державно-монархического принципа она поставила либерально-демократическое совещательство, со слабо выраженной государственной волей к исполнению программных решений.
Октябрьская революция (1917-1924 г. г.) вызвала к жизни конструкцию аристократического, государственного абсолютизма духовной марксистской элиты, с тем чтобы совместить централизованный контроль со свободами, “направляемой демократией”, экономикой гражданского общества (НЭП 1924 года), сплотив “единую волю” на стратегических задачах внутренней и внешней политики социализма.
Социализм – качество гражданского общества, обращенное к быту и бытию “простого человека”, не подменял социальное и идеологическое разнообразие, но служил формационной, гарантирующей рамой интернационализму, просвещению, высшей производительности свободного труда.
Российский социализм 1924 года был реальной антикрепостнической, антиимпериалистической альтернативой помещичьей реставрации, буржуазно-монополистической эксплуатации, национализму, массово-информационному вождизму, идолопоклонству в сферах идеологии, политической психологии, воспитательных идеалов.
Эти идейные, этические формы находились в необходимом равновесии с экономической многоукладностью, открытостью в “социалистическом строительстве”, сотрудничестве и противостоянии принципам классического капитализма и империализма.
Смерть Ленина, подобно смерти мифологических героев и основателей религии, чрезвычайно обострила ситуацию “порогового перехода”: от философического идеала первоисточника к поэтапному нисхождению в “мир”. Чем круче, извилистей было нисхождение, тем дальше располагалось оно от порождаемого культурой образца.
В исторической судьбе Ленина, ленинизма нисхождение заняло почти 70 лет (1924-1991 г.г.) непрерывного противостояния нового государственного абсолютизма с силами гражданского общества, с вовлечением в борьбу всех стилей и укладов – от крепостничества, ГУЛАГовского рабовладения до научной организации труда, крупного промышленного и сельскохозяйственного производства, фундаментальной науки, включая ядерное оружие и освоение космоса, передовое образование и искусство, до массовой информации и пропаганды, клишированной идеологии, номенклатурной кастовости, “подпольного” самовыражения экономической и информационной инициативы.
На этот “переходный” (к новым культурным образцам и идеалам) цивилизационный стиль ушла энергия культуры социализма.
Носитель этого цивилизационного стиля – СССР – существенным образом отличался от раннесоциалистического ленинско-нэповского культурного обихода по тем самым критериям, на которые указывали Маркс, Хаксли, Ленин.
Именно с Советским Союзом связаны величайшие материально-духовные победы: разгром расового националистического социализма Гитлера, выход человека в космическое пространство, расширение интернационализма до масштабов самопожертвования, крупнейшая концентрация научных и образовательных кадров.
Не менее впечатляющи поражения СССР – массово-репрессивная система, видоизменение частной и государственной этики в формально социалистическое лицемерие, прогрессирующая стагнация общественного разума, что и привело к августовской революции 1991 года, распаду СССР, подрыву цивилизационного пространства традиционной России.
Августовская революция 1991 года не была, конечно, антисоциалистической (даже в смысле принятой классификации).
Она была направлена прежде всего против идиотизма номенклатурного самовластия этически отсталых, духовно примитивных олигархов из верхушки КПСС, унижавших, оскорблявших своей речью, самодовольством, доносительной тиранией философическое сознание народа, воспитанное передовой образовательной системой, единением высоких образцов традиционной и советско-социалистической культуры (развитые логосические и мусические искусства, этика равноправия, надкастовость повседневного образа жизни).
Таковы были объективные задачи “исправления стиля". Они не ассоциировались с буржуазностью, капитализмом, но мотивировались антифеодально, антикрепостнически, антирабовладельчески, преследуя цель противостояния всей компании примитивного, вульгарно-бюрократического монопартийного социума.
Содержание августовской революции оформлялось духовно, а не только рыночно.
Рынок лишь заменил дух чаяния просвещенной свободы, когда выяснилось, что у новой революционности не было ни политической просвещенности, ни стойкости в осознании свободы. И то, и другое омертвело вместе с носителями – поколениями, сгинувшими в ГУЛАГе, погибшими на великой войне, умерщвленными водкой и бюрократизмом.
Рынок, приватизация всенародной собственности вошли в этот проран российской культуры как последняя надежда на чудо самореализации.
Чудо, в который раз, заработало!

Россия выстояла, хотя это и не было предустановленным. Выстояла диким образом, страданием миллионов на фоне перспектив десятков миллионов. Выстояла инерцией культуры, в том числе советской социалистической, не “реальным социализмом”, но Циолковским, Вернадским, Шостаковичем, Прокофьевым и, конечно – Соловьевым, Достоевским, Чайковским, Рахманиновым, Чеховым, Толстым, Горьким, литературой золотого и серебряного века, духовностью советского периода.
В осознании советского социализма, СССР как уникального, великого урока истории важную роль играют культурософские идеи Ленина, которые, к удивлению, культурологически не осмыслены.
Осмысление этих идей, культурологическое прояснение опыта СССР составляют тему, и для практики, и для геополитического, социокультурного мировоззрения – идеологии.
Тема эта следующая – “XXI век. Российский путь к социальному благополучию, экономическому процветанию, общенациональному и мировому сотрудничеству”.
Россия – страна фундаментальных помыслов и действий, направленных к углублению сознания.
В основе ее духовно-информационного склада – природная пространственность, разнообразие климатов, рельефов, водных и минеральных богатств, сплачивающих смысловые линии природы в благодатные духовные конструкции.
По своему природному и душевному потенциалу Россия на протяжении столетий будет притягивать ищущих спасение от неукротимых сил космоса и планетарных стихий.
Как метафорическая обитель она напоминает об особом к ней отношении со стороны населяющих ее культурно-сознательных и мыслительных сущностей. Эти сущности не вполне только народ, но витающие стихии, те, с которыми серьезно считалась греко-античная цивилизация.
Дух определяет приложение энергий и силы в том случае, когда между духом территорий и их обитателями складываются партнерские, дружеские отношения.
Такие отношения редко монокультурны, тем более, моноэтничны. Они – продукты длительного отбора мыслей и чувств.
В преумножении сознания накапливаются богатства памяти разными способами:
а) развитием мнемонических процедур,
б) систематизацией письменно-речевой культуры,
в) выбором исторических и окружающих собеседников.
В истории России последнее было предпочтительным, т. к. соответствовало сообщительному, этическому характеру территории.
Через Европу – врата античности – к Средиземноморью, Финикии, Северной Африке, древним цивилизациям Ближнего и Среднего Востока.
Через Дальний Восток и Среднюю Азию – к Китаю, Индии, США, современной Японии.
Жестокая необходимость экономических и социальных экспериментов не позволила России осознать провиденциальные стороны своего естественно-планетарного “Я”.
Выход из такого положения – даваемые XXI веком возможности своевременных перемен в стиле мышления/сознания.

Китайская и Индийская цивилизации, их семиозисы представляют притягательность, высший призыв, который обращал российские души к греко-античному берегу.
Информатика, семиотика, философия планетаризма, ноокосмология подготавливают к главному – выдвижению образования, планетарного просвещения на передний план единства с высокой духовностью, методологическому осмыслению путей человечества от Древнего Египта, шумеров, Вавилона, античной, послеантичной европейской духовности, методологическому осмыслению путей человечества.
Россия, Китай, Индия формируют духовный треугольник планеты, способный облагородить страсти, придать им черты индивидуально-коллективного просветления.
Российско-Китайско-Индийская концентрация культур, этических оснований политики явится силой, позволяющей удержать землян от (в противном случае неизбежной) экологической катастрофы.
В нашем общем духовном мире нет инородной среды. Здесь все – родное, родовое, родственное, порожденное.
Мысль – планетна. Она реализуется ландшафтами, “гениями мест”, стихиями, энергиями, братьями и детьми по животно-растительному, энерго-информационному и культурному миру.
Мыслительные субъекты – равноправны по родительскому существу. Придет время (частично мы уже в нем), когда соединимся в планетарной этике уважения, сбережения Мыслящего.
Насилие над Мыслящим, ввержение его в антинравственность с последующим наказанием за проступок – следы старого индустриализма, беззастенчивого потребления себе подобных: варварство, духовная лень, слепота инстинктов рыночной экономики, если видеть поведение извне этико-философского опыта.
Развлекательное потребительство, перепроизводство современного “западного" мира обусловливают экологическую смерть планетарной цивилизации, ведут к превращению планеты в свободное от мысли, духовно-пустое астрономическое тело.
Саморазрушающее потребительство может быть преодолено лишь консолидированным могуществом, сплочением этических сил.
В этой задаче путь России – ее духовно-культурный долг, данный природой, географией, духовной энергетикой, способностью зоркого видения разнообразно единого, подвижничеством в делах сближения разнородного.
Источники российской культуры (за вычетом номенклатурно-олигархического) свидетельствуют об этом.
Россия XXI века сосредоточится на своем научно-духовном, фундаментальном, образовательном, просветительском призвании: – действовать в согласии с призванием. Не действовать вопреки ему. Это означает не соревноваться за первенство в “технологизме” с теми, кто образом жизни, традицией практического обихода, социальной философией лучше подготовлен к соревнованию в данном разделении труда.
Должное для России по сферам деятельности – гармонизация путей блага, живое, душевное отношение к ближним по разуму и судьбе.
Необходимо заново взглянуть на источники национальной и мировой культуры с целью смягчения, и в ближайшей перспективе – преодоления националистического мессионизма.
Любовь к отечествам, Родине не должна противоречить долгу перед Небом, Землей, Мыслью.
Филологическая цель России, всеотзывчивость – ее сокровенная самовоспитательная задача.
Задача предназначена ее природой, ее языком, входящим в индо-европейскую группу, внутренним многоязычием, физическими, культурными границами – прежде всего с Китаем, его жизнекосмической и исторической опытностью, прежде всего с Европой, если смотреть с точки зрения античности, с точки зрения Возрождения, Просвещения, социальных реалий индустриального и информационного общества.
Прямая обязанность современной России – единение с мудростью народов, сформировавших общероссийский (советский) этнос.
Посредством мудрости этих народов Россия располагает возможностью тонкого прикосновения к индо-иранской, тюркской, монгольской, арабской цивилизациям и культурам, что позволяет видеть духовную и социальную перспективу в разнообразии чувств, забот и надежд человечества.
Культура – императив, смягчающий грехи исторической империалистичности, недальновидности в определении этических и политических целей.
Только при прояснении этики, философии ее великая военная, интеллектуальная мощь и энергия России перестанут пугать мир.
В свете неизбежности всемирной экологической кризисности обновленная Россия послужит координационным оплотом отражения экологической катастрофы, спасения миллиардов жизней.
В единстве с Китаем, Индией она будет служить налаживанию общения на основе экологической этики взаимопомощи и братской жертвенности в сохранении земной цивилизации.
Таковы обозримые горизонты задач России XXI века, направлений этики, новых позиций геополитической и самовоспитательной культуры.

"Путь России: итоги тысячелетия, XXI век" гл. 6
Александр Иванович Аргутинский-Долгорукий


Комментарии:
 

Подтвердите удаление записи