Молебка: Низкий старт

Вместо предисловия

Долго ли коротко ли, но я все же решил начать писать отчет о молебке. Получилось достаточно длинно, потому как обычно, разбиваю сюжет на части. В этот раз их будет целых 5. Надеюсь, никто не заскучает от чтения и на этот раз.


Наливай, а то уйду

Я посмотрел на часы, до отправления электрички оставалось каких-то 15 минут, а Сереги и Санька еще не было.
- Ну и где они? – спросила Аня, как будто я знал ответ
Я уже начал искать телефон, спрятанный в дебрях рюкзака, как двери вагона распахнулись и взмыленный, обливаясь потом, в вагон ввалился Серега, придерживая одной рукой дверь, а второй пропихивая велосипед перед собой.
Следом за ним показался Кащей в мире велосипедов. Невысокого роста мужичек ловко впихнул свой шоссейник, держа его за бараний рог руля, и направился к нам в конец вагона.
- А я еще и не последний, - ухмыльнулся Серега, оценив, что не хватает Санька для полного счастья.
Потерю Санька мы бы еще пережили, но вот с потерей его палатки и котелка смириться было куда сложнее. Я откопал телефон и набрал его номер.
- Да еду я еду! – раздались его слова сквозь тяжелое дыхание - сколько осталось до отправления?
- Десять минут, не больше, - попытался я придать драматизм словам
- Я на драмтеатре, успеваю еще – выдохнул Санек
- Да ты что ваще уже…, - крикнул я вслед гудкам из трубки
- Ну что он? – безразлично спросила Аня
- Успевает, - спокойно ответил я и сел на деревянную лавку советской электрички.

На удивление вагон был забит не сильно, не смотря на пятницу. Сидячих мест почти не было, но и в вагоне никто не толпился. Дачники с рюкзаками составляли большую часть этой кабинки, которая повезет нас по чугунным рельсам. Но были и студенты, которые безразлично сидели, уткнувшись в свои книжки. Их не заботила эта суета вокруг, сейчас их мир был полностью там – среди бумажных листов, описывающих жизнь выдуманных героев.
- Да разве ж это велосипеды, - донеслось до моего слуха и отвлекло от созерцания контингента вагона – я их вмиг обгоню по прямой на своем, это так для развлечения у них, - продолжал объяснять своему пожилому соседу мужичок с шоссейником.
- Ага, посмотрим мы на тебя в песочке, да по гравийке, - не громко усмехнулись мы с Серегой, дабы не развивать очередной холивар на тему, что круче: «зеленое или яблоко»
Я снова попытался отключиться в созерцательный мир, но неуклонно приближающееся время отправления электрички и отсутствие Санька не давали мне покоя.
«Взззз» - раздался дребезжащий звук на сиденье рядом со мной. Это звонил Санек. Я быстро хватаю трубку
- Какой поезд? – задыхаясь, спросил Санек
- Четвертый путь! – крикнул я, как будто хотел, чтоб он услышал меня не в телефонной трубке, а через гул вокзала и стены вагона
- Я его встречу, - сказал Серега и быстрым шагом пошел к выходу
Санек тем временем уже бросил трубку. Потерять в этой суматохе еще и Серегу было непозволительной роскошью, и я бегло оглядел вагон на предмет стоп-крана, но его не оказалось. Ну и ладно, подумал я. Нет и нет стоп-крана, они успеют.
Вскоре двери вагона распахнулись и показался Серега с велосипедом Санька, а позади маячил и сам хозяин, который выглядел так, будто только что окучил гектар картошки голыми руками. Серега небрежно толкал велосипед перед собой, цепляя рогами на руле за плечи сидящих по краям садоводов. Те в свою очередь недовольно фыркали и отодвигались от прохода, тесня своих соседей, как будто следом двигался еще кто-то, кто мог нарушить их личное пространство. А следом, кряхтя и шатаясь двигался Санек.

- А вот и я! – крикнул он на весь вагон, растопырив руки, и засмеялся. На смех у него сил хватало всегда, - я ж говорил, что не опоздаю, а ты! – он многозначительно ткнул в меня пальцем.
- А мы думали, придется спать на сырой земелюшке, - подал Макс голос с сиденья.
- Так вот вы какие, только палатка и нужна моя, да ну и хрен с ним, наливай, - и Санек призывно взглянул на меня.
- Ну, вот что ты за человек такой, - пытаясь сделать расстроенный вид, сказал я – отвязывать же все с велосипеда надо.
- Так и не надо было привязывать, - рассмеялся Санек
В один прыжок я оказался у велосипеда и начал разматывать веревку, которая надежно крепила 8 литров пива к багажнику.
- Опачки, - сказал я и грациозно подбросил бутылку в руке
- Давай еще взболтай посильнее, чтоб можно было пол вагона пеной залить, - укоризненно сказал Санек.
Голос его уже успокоился и избавился от тяжелого дыхания. Он сидел, держа наготове кружку, и сиял от удовольствия.
- Круто-круто, устроим пенную вечеринку, - смеялась Аня, - давай взболтай сильнее.
- Нет уж хрен вам, - ответил я, прижимая бутылку к груди
- Хватит обжиматься с бутылкой, наливай уже, а то уйду
Я отвинтил крышку, пиво немного фыркнуло, заполняя пеной доступное пространство, но быстро затихло
- Ну погнали, - сказал Санек и мы погнали…
Вагон вздрогнул, как будто его неожиданно обдало холодом. Дрожь передавалась от вагона к вагону через стальную хватку. Еще мгновение, вагон качнулся и медленно двинулся вперед.
- Опоздали на 15 минут, - обиженно сказал Санек и выпил еще, - а я так торопился, вот козлы.
За окнами мелькнуло здание вокзала своими обшарпанными стенами, за ним следом проносились склады, заборы, кусты и стихийные свалки мусора. Все это создавало вид чего-то заброшенного и опустошенного. Так быть не должно. Хотелось взять волшебную палочку и исправить все наоборот, превратить тыкву в карету, а крыс в жокеев. Убрать этот мусор, который копился не только в кустах, но и сердцах людей. Вырастить новое поколение, которое не видело бы всего этого унылого однообразия.
Отъезжая от Перми, смотреть в окна не было никакого желания. Глубокая тоска пробиралась в душу, разрывая её изнутри, словно лихорадка. И было от нее только одно лекарство – поскорее забыть и оставить этот город, уехать подальше, туда, где приземляются инопланетяне и по ночам бродят духи жителей заброшенных деревень, туда, где из под земли бьют ручьи с чистой водой, а на небе столько звезд, что кажется, будто кто-то просыпал туда сверкающие бусы.
- Чего молчишь, наливай еще, - смеялся Санек.

Я обновил наши кружки, и мы снова выпили. Легкие отголоски хмеля пробирались к мозгу, изгоняя из него мысли о дурном. Мир становился добрее и приятнее, а за окном уже виднелись леса и луга.
Еще не раз пустели и наполнялись вновь пивом наши кружки, пока мы, качаясь, ехали в вагоне и травили неприличные анекдоты.
- Вот у пива есть одна неприятная особенность, - немного захмелев, сказал я
- Ссыкатно стало? - лукаво спросил Санек
А то! – бодро ответил я, - вот только туалетов тут нет, а терпеть до Шумково – это издевательство над моим мочевым пузырем
- Зачем терпеть, есть же тамбур, - Санек сказал это так, словно оно было само собой разумеющимся
- Ну, в принципе, да, - ответил я, и на сердце стало легче, от того, что есть из ситуации нашей выход и от того, что идея эта принадлежит не мне, а я лишь заложник внезапного счастья.
За окном пролетала мимо река Сылва, извиваясь среди лесов. Вагон изрядно опустел к концу нашего путешествия, и можно было отдыхать, где угодно, но отдыхать было некогда. Приближалась станция Шумково. Именно она была отправной точкой нашего вело путешествия. Все занялись сбором вещей.
- Только мусор не оставляйте в вагоне, - поучительно сказал Санек
Все взглянули на него и ответили ему укоризненным молчанием. Как он мог такое о нас подумать.
Станция Шумково, - раздалось из хриплого радио в вагоне и двери отворились.
Редактировано: 20 августа 2012

Комментарии:
Как хорошо рассказываешь! С нетерпением жду продолжения
 

Подтвердите удаление записи