Люди этого мира. Рэйчел.

Если ты помнишь, дорогой читатель, до ноября 12-го года я был частным предпринимателем, а потом перестал им быть. Именно поэтому редакция Клерка присвоила мне статус «экса», которым  я очень горжусь – он напоминает о бесценном и уникальном опыте, очень сильно повлиявшем на мою жизнь, и давшем мне право иметь мнение о состоянии дел в русском бизнесе.

Мы все побывали кем-то, кем больше не являемся, и этот опыт ценен, но прошлое прошло, и я давно уже не экс-предприниматель.

Сейчас я рядовой солдат всемирной армии работников постиндустриальной экономики, и зарабатываю деньги продажей своих знаний. Когда какой-нибудь частный инвестор хочет построить что-то крупное в незнакомом месте, он нанимает таких, как я, чтобы от его имени и в его интересах проводить тендеры, вести переговоры, заключать и вести контракты, урегулировать досудебные претензии с подрядчиками и делать всякое такое.

Моя работа – проектная, каждый проект уникален, каждый длится несколько лет, и завершается созданием какого-то нового капитального сооружения там, где его не было. Мне уже посчастливилось поучаствовать в создании нескольких трубопроводных систем, порта, нефтяного терминала, газокомпрессорной станции и пары НПЗ. В настоящее время я занимаюсь проектом по строительству небольшого порта, в котором участвует примерно три тысячи человек из двадцати трех стран.  Как водится, рабочие - местные, а команда управления – интернациональная, и я в ней – один из двух русских. Таким образом, я – нацменьшинство, а большинство с символическим перевесом составляют оззи и киви (австралийцы и новозеландцы), остальные происходят главным образом из Великобритании, ЮАР и США, хотя есть и индусы, и турки, и итальянцы, и шведы – всякой хари по паре, как у Ноя на борту.

Я люблю свою работу, и считаю уместным рассказать вам о ней и о людях, с которыми мне выпало счастье повстречаться. Эта статья – первая в цикле, который будет посвящен этой теме, и у которого есть определенная цель.

Я хочу показать, насколько сильно реальный мир отличается от унылого и враждебного ада, в существовании которого русское телевидение постоянно пытается вас убеждать. Я хочу, чтобы мои статьи помогли вам увидеть, в какой существенной степени качество нашей жизни зависит от наших действий, мировоззрения, ценностных ориентиров, и насколько это просто – управлять этим качеством, получая удовлетворение от жизни, меняя мир к лучшему. 

Я хочу рассказать о реальных людях, которые достигли многого, следуя путём добра. Я желаю, чтобы ты, мой дорогой читатель, вдохновился их примером, и поверил, что тоже можешь так.

Начну с Рэйчел, 38-летней женщины с Зелёного континента.

Мама Рэйчел – маори, а папа – нет, поэтому она получилась коротышкой-метисом очень плотного сложения с густейшими длиннющими волосами. Она – девушка с сюрпризом, потому что её тело от шеи до запястий и лодыжек покрыто красочными татуировками, которые обычно не видны, и которые она показывает только друзьям. Татуировки восхитительны – аутентичны, этничны, красочны и выполнены с редким мастерством.

Рэйч родилась в типичной бедной австралийской семье, в городке с восемью тысячами жителей, и её стартовые условия были далеки от оптимальных, с мамой-домохозяйкой и шахтером-отцом. Закончив школу, Рэйчел посмотрела вокруг, всё поняла, и завербовалась служить в Королевский Военно-Морской Флот по контракту. Она прослужила родине 8 лет (!), демобилизовавшись в звании Sub Lieutenant, со специальностью инженера по эксплуатации силовых установок, и с больными лодыжками.

Сразу после дембеля она поехала работать в Оман, где провела внутри бетонного периметра два года, помогая компании Шелл построить очередной НПЗ. С того времени и до сих пор она – моя сестра-фрилансер, свободный художник от инженерии с мозгами очень высокого качества, странствующий сквозь границы по всему миру вслед за строительными компаниями. Я тут пишу, а она рисует в автокаде какой-то замысловатый кусок будущего причального комплекса, и, насколько я могу судить,  делает это очень хорошо. 

Там, где будет этот причальный комплекс, сейчас нет ни-че-го, там пустынный морской берег, на котором в течение последних нескольких миллионов лет проживали свои непростые жизни одни лишь тюлени, чайки да крабы. Когда через два года Рэйчел уедет отсюда на следующий проект, за её спиной останется колоссальное действующее искусственное сооружение, а также несколько тысяч человек, получивших возможность зарабатывать для своих семей нормальные деньги на достойной работе. Среди этих нескольких тысяч обязательно окажется пара десятков, если не сотен, которые в новых обстоятельствах решатся на создание семьи, на детей. Я смотрю, как толстые пальцы Рэйч порхают по клавиатуре, и думаю о невероятно потрясающей, почти магической связи между линиями, которые появляются сейчас на её экране, и предстоящим рождением новых маленьких людей, которые, скорее всего, так никогда и не узнают, какой именно фактор упал последней песчинкой на Великие Весы, сделав возможным их появление на белый свет.

Отец Рэйчел уже ушёл из этой жизни,  а мама так и живет живет в их доме, занимаясь садом. В саду среди прочего растут манго, киви, редкий для тех широт укроп и инжир, который уже плодоносит, хотя ему всего пара лет. Инжир растёт в бочке, и он весь усыпан фигами. Это вызывает лютую досаду у соседа по имени Мо, который растит пять таких же деревьев уже несколько лет, но до сих пор не видел ни одного плода.

Сад с огородом «работают» круглый год, и мама Рэйч зарабатывает свои деньги, сдавая весь урожай в небольшой магазин, расположенный в соседнем городке, который специализируется на торговле органической продукцией, и платит местным огородникам неплохие деньги. Ещё бы не платил – органик фуд в тренде, и рестораны окрестных крупных городов забирают всё по предоплате на корню...

Рэйчел имеет обычное по нынешним временам хобби – путешествует по миру, втыкая флажки в карту с помощью сервиса «been» или как он там называется... Иногда она берёт с собой маму, или друзей, втаскивая их в различные курьёзы. В недавний отпуск они по моему совету махнули в Питер, а оттуда
– в Молдавию, потому что логистика так сложилась, а второй шанс посетить эту страну может и не выпасть. Мама до последнего момента пребывала в уверенности, что после Питера будут Мальдивы (потому что Maldives и Moldova, да...), а Рэйчел не спешила её разубеждать. Я до сих пор не могу сдержать улыбки, вспоминая фотографию, где пожилая женщина-маори стоит под дождём, завернувшись в плащ с капюшоном, на берегу огромной лужи в окружении надменных молдавских голубей, и выражение её глаз невозможно передать словами...

Рэйч умеет имитировать голоса других людей, не пародировать, а именно воспроизводить. Это потрясающее умение – источник бесчисленных розыгрышей и хохм. Рэйчел не имеет ни малейшего представления о том, что такое «комплекс неполноценности», она много даёт этому миру, и с полным основанием ожидает, что мир способен принимать её такой, какой она в нём живет – умной весёлой грузной татуированной смуглой подвижной женщиной с блестящими глазами.

Она ест, когда голодна, спит, когда устала, и всегда говорит правду. Я знаю, что её главная мечта – всегда жить так, как она живёт сейчас, только чтоб лодыжки не болели.

Я рад знакомству, Рэйч, и желаю, чтобы твоя мечта
исполнялась каждый день.


Редактировано: 12 июня 2015

Комментарии:
Знаете, это большая удача - встречать и общаться с интересными людьми.
Она ест, когда голодна, спит, когда устала, и всегда говорит правду.
Это практически рецепт
Инжир растёт в бочке, и он весь усыпан фигами. Это вызывает лютую досаду у соседа по имени Мо, который растит пять таких же деревьев уже несколько лет, но до сих пор не видел ни одного плода
у соседа двудомный инжир,и, видимо, только мужского пола. Не дождется от них плодов
 

Подтвердите удаление записи