Люди этого мира. Джек.

А вот и Джек, шестидесятидвухлетний отставной ЦРУшник из Москвы.

Он родился в год смерти Сталина в Салеме, штат Массачуссетс, и вырос в самый разгар Холодной Войны, когда для большинства американских детей угроза ядерной бомбардировки была гораздо реальнее, чем светлое будущее для детей советских. Это было время Че, время Bahía de Cochinos и семейных бомбоубежищ в огороде. Русские танки были в Венгрии, русские ракеты были на Кубе, а детей в школах без малейшего намёка на юмор учили, что делать, если на их город упадёт русская Кузькина Мать.

Родина была в опасности, поэтому Джек решил стать военным, и забрился в армию, резонно рассудив, что начинать карьеру настоящего офицера следует с низов.  Спустя какое-то время он получил звание младшего сержанта,  и поступил в офицерскую школу, где начал учить русский язык, который преподавали еврейские бабули из первой эмигрантской волны. Через четыре года учёбы его еврейский русский стал достаточно хорош, Джека зачислили в Strategic Reconnaissance Service, и отправили в Германию, где он в течение последующих лет служил при различных дипломатических структурах военным атташе, если вы понимаете, о чем я. Мне неизвестно, чем именно Джек занимался в этом амплуа – вполне возможно, что в истории, закончившейся крушением СССР, есть пара строчек, написанных его рукой. Также неизвестно, кто именно заразил его русской культурой – то ли бабули в разведшколе, то ли советские заклятые друзья в Германии – важно то, что в девяностые годы Джек 
вступил, прочитав в подлиннике почти всю русскую классику, и умея полчаса говорить цитатами из наших священных кинофильмов типа Рязановского «Гаража» или «Белого Солнца».

Когда нашу Западную Группировку вывели из новой Германии, Джек отправился по её следам в Москву, где продолжил свою на первый взгляд невидную службу до тех пор, пока не произошли две важные вещи: он уволился из рядов американских вооруженных сил по выслуге лет, и влюбился в Людочку, дочь отставного генерала КГБ.

Оставаясь американским гражданином, и имея весьма специфический опыт, Джек легко получил экспатскую должность гражданского консультанта по безопасности в одной из крупных секьюрити-компаний в М оскве, сделал Людочке предложение, а когда она дала согласие - принял решение остаться в России навсегда. Кадровый американский шпион стал зятем матёрого советского контрразведчика. Пока тесть не умер, они регулярно ходили в баню в компании дедов-ветеранов КГБ, где Джек вёл с ними длиннющие беседы об идеологии, мировом порядке и справедливости.

За время, прошедшее с тех пор, Джек успел наглухо обрусеть, выпить море водки на бесчисленных дачах, и родить с Людочкой дочь Соню. Он каждый день рассказывает мне, советскому человеку, свежие русские анекдоты, безукоризненно матерится, лучше многих из нас разбирается в хаосе российской внутренней политики и умеет готовить шикарные пирожки.

Сейчас Джек – здоровенный голубоглазый мужчина в очках, сквозь которые ему видны обе стороны непростых русско-американских отношений. Он любит и Америку, и Россию, являясь живым доказательством того, насколько абсурдны утверждения о полной взаимоисключающей несовместимости наших культур и менталитетов.

Ты хороший человек, Джек, и я желаю, чтобы твоя дочь Соня выросла в мире, где на вопрос о возможности ядерной войны люди будут недоуменно пожимать плечами, и говорить Man,  I have no clue what you are talking about!

Редактировано: 15 июня 2015

Комментарии:
 

Подтвердите удаление записи