Заболело и умрёт

Как только явившиеся на Землю пришельцы начали питаться, наши микроскопические союзники принялись за работу, готовя им гибель. Когда я впервые увидел марсиан, они уже были осуждены на смерть, они уже медленно умирали и разлагались на ходу. Это было неизбежно.
Г.Уэллс, «Война Миров»

Утром пятого числа летнего месяца июня я стоял в толпе мужчин и женщин, которые решились провести один солнечный день своих жизней в полутёмном зале, слушая баллады губернатора Ткачёва о том, как справедливо, разумно и гармонично устроена в России налоговая система. Подошёл руководитель моей межрайонной ИФНС, советник государственной гражданской службы первого класса Имярек. Был день Второго Налогового Форума Кубани, и я готовился выступить в «прениях», чтобы публично задать губернатору Ткачёву один больной вопрос. Возможно, вы помните, что самый страшный кошмар устроителей Ткачёвских «форумов» - это спонтанные вопросы. Всех представителей администраций заранее предупреждают: на любой спонтанный вопрос из зала будет отвечать представитель того района, откуда вопрос был задан. Мне не хотелось подставлять земляка, поэтому я показал советнику первого класса проект своего выступления.

Советник заглянул в листочек, и сказал: «Бесполезно поднимать эту тему. Ничего ты не сделаешь. Всё вообще бесполезно…» Я начал убеждать его, что вопрос можно вытащить наверх, инициировать рассмотрение краевым парламентом, главное – не сдаваться. Он взглянул исподлобья: «Ты не понимаешь, с кем имеешь дело. Этих людей не интересуют твои проблемы. Их интересует только бабло – сегодня и сейчас, а завтра – хоть потоп. Я это понял, когда нас отдали под Минфин. Они там все с ума посходили, дилетанты рваные… Понаписали законов, всех загнали в тень… Паразиты (!!! – прим. автора) Дочка вот институт закончит – свалю к чёрту, сил уже нет…»
++
Утром восьмого числа того же месяца июня я сидел за круглым столом в конференц-зале своей районной администрации на совете по предпринимательству, и слушал, как руководитель отдела экономики зачитывает с листа официальную информацию о вступлении России в ВТО: «…является общемировой практикой… послужит интересам большинства россиян… создание здоровой конкурентной среды… обуздать инфляцию…».
«Галя, хватит!...» - вдруг произнёс глава администрации муниципального образования, председатель районного отделения Всероссийской Партии «Единая Россия», и обратился к нам: - «Мужики, что делать-то будем? У нас себестоимость молока – семь рублей, у них – три. У нас пиковая урожайность по пшенице 30-35 центнеров, в Голландии 80-90 центнеров. Какое ВТО?! Они что там, с ума посходили?!...»
++
Утром двадцать второго числа всё того же июня я набрал номер Департамента промышленности Администрации Краснодарского края, чтобы предпринять очередную напрасную попытку остановить поток еженедельных запросов о показателях, планах, прогнозах и результатах моей хозяйственно-экономической деятельности, исторгаемый в мой адрес из недр трудолюбивого Департамента вот уже пять лет без остановки. Женский голос на той стороне вдруг сказал: «Да не волнуйтесь вы. У нас тут такая неразбериха, какие отчёты. Нас в министерство превращают, все сидят на чемоданах, ждут, кто останется, кто нет… Не дай бог, будет как в прошлый раз…» «А как было в прошлый раз?» - немедленно осведомился я. «А в прошлый раз они всех разогнали, набрали каких-то мальчиков и девочек, секретарш, помощников, ассистентов. Пока спохватились, дети всё успели развалить. Стали звать обратно специалистов – а половина уже устроилась куда-то. Так и поплыли дальше, пятьдесят дилетантов и три профессионала. Сейчас дети только-только начали понимать, что к чему, а их снова разгоняют. Сейчас и министерство, и департамент работают в переходном режиме, параллельно-перпендикулярно. Никто ни за что не отвечает, никто ничего не делает, все как с ума посходили…»
++
Утром другого июньского дня, на комитете по бюджету моего муниципального образования заместитель главы докладывал активу муниципального образования, что собственных доходов в районе за год – 280 миллионов, расходов – 850 миллионов, плановый дефицит будет дофинансироваться из края, бла-бла. Слушатели сонно клевали носами, сосредоточенно рисуя в тетрадках круги – кто концентрические, а кто наоборот, центробежные. Замглавы довёл до сведения рисователей кругов, что за прошедший год в консолидированный бюджет края районом перечислено более 700 миллионов, что, безусловно, хорошо. Восприняв эту информацию, аудитория вдруг встрепенулась, и кто-то спросил: какой при таких раскладах может быть дефицит? (700 + 280) > 850!
Э-э, нет, сказал замглавы, подошёл к пластиковому экрану на стене, и быстро нарисовал вот такую картинку:

2000 г.: 10% ответственность, 90% деньги
2012 г.: 90% ответственность, 10% деньги

«Мы давно висим на ржавом финансовом крючке – продолжил он, - Районы генерируют ВРП, и отдают вверх, чтобы сразу же начать выпрашивать его обратно. А обратно дают только тем, кто правильно себя ведёт. На этих зависимостях и держится вертикаль. Эта чёрная дыра растёт с каждым годом, план повышают каждый год, как с ума посходили…»

Почему вы с этим миритесь, спросили мы. Разве вам нравится нести всю ответственность и не иметь финансовых полномочий?

А мы не миримся, сказал чиновник. Мы постоянно шлём сигналы, но их пока не слышат. Услышат, когда на местах станет некому работать, а это максимум года два.

++

Вот такие дела, мои друзья. Треножник по инерции ещё шагает, но внутри его вовсю идёт разрушительная работа, и на его башне уже сидят вороны и клюют что-то красное.

Пожелаем воронам приятного аппетита.

Комментарии:
Хоть одна хорошая новость за утро!
внутри его вовсю идёт
Пусть сдохнет!
 

Подтвердите удаление записи