Без заголовка

Мечта женщины - нам понравиться, но среднестатистическая "она" не знает, как это сделать, притом сомневается: сможет ли? Поэтому дамы запоем читают модные журналы, слушают дурацкие советы по TV и передают их подругам, ходят к экстрасенсам и совершают уйму безумных поступков в магазинах.

Женщинам внушают, что мода имеет самостоятельное значение, хотя вся её цель - всего лишь сделать даму привлекательной для мужчины её мечты. В частности, представив ему свежий образ "современной" дамы - заменитель исходного понятия "молодой".
Женщины загнаны в такую страшную неполноценность, что, глубоко сомневаясь в успехе у нас, говорят себе, что модно одеваются лишь "для собственного самочувствия" или "для других женщин". Мужчины, дескать, "не смогут этого оценить".
Ха! Что нам надо - мы оценим. А если нет - значит, этого не надо. Идею нашего "воспитания" применяйте к инфантам: они так и ждут "мамочку". Не хотите? - Вот правда и раскрылась. Но и мы часто бываем не правы. Вместо того чтобы ясно обозначить сначала свою мужскую сущность, а затем жизненные ориентиры для дамы, мы не хвалим должное и не фыркаем на отвратительное.
Результат - на лице мегаполиса. Целые десятилетия в мировой моде заправляли геи, делавшие из женщин страшилищ по глубокой зависти к ним (отрицание недостижимого идеала - лишь подтверждение этой зависимости).
Тряпки, призванные подчеркивать достоинства женщины (какой в них смысл, если они не делают её желаннее?), в конце концов оптически расчленили её силуэт до полной потери представления, что же это в них болтается. Это, может, и полезно для дурнушек (хотя сомневаюсь, что их нельзя сделать привлекательными), но на основной массе женщин сказалось катастрофически: в маскировке "под асфальт" мы перестали их замечать. Особенно после беглого урбанистического траха без раздевания напряженно вспомнить: Дуся это была или Маруся и какая, в самом деле, между ними разница?
Спасали человечество лишь два фактора: оголяющая летняя жара и брюки - страшные черные или джинсовые, но в облип. Мода загнала миллионы дам к психотерапевтам и прочим колдуньям, а себя - на край гибели. Ушел из моды освистанный за "устаревшие" костюмы по фигуре Тьерри Мюглер, ушел Кензо и другие приличные модельеры. "Хана вам, гады!" - плюнул в пучину черных душ бывших голубых друзей и хлопнул дверью Ив Сен-Лоран.
Но мировое мужское движение уже переламывает эту "моду". Одев женщин в рванину, даже модельеры-гомосексуалисты вынуждены в последний год всё выше поднимать её над коленкой, приближаясь к любезному нам стандарту "мини".
Сегодня джентльмен может смело сказать закутанной до колен и ниже даме: "Как вы, однако, не модны!". И всё. Она не переоденется только в том случае, если будет мертва. Если у неё нет денег, она возьмёт ножницы и обрежет лишние полметра до правильной длины по "не балуйся" (резать рекомендует Джон Гальяно).
Мужское слово для окружающих дам в 1000 раз важнее всех остальных источников информации и оценок. Там - теория, среди подруг - штабные учения, здесь - реальные боевые действия. Несмотря на весь трёп про "свободу личности и творчества", каждая женщина знает, что окончательно оценить её прикид и вынести приговор "веянию моды" может только мужчина. На самом деле всё зависит от того, что об этом думаем мы.
Если мужчина об этом не думает и не даёт своих оценок - пусть не сетует на дискомфорт в мегаполисе. Или наше ответственное суждение и хороший секс (в широком смысле - благое самоощущение и гармония разных полов) - или пусть смотрит, как дурак, на некрасивых баб и наслаждается собственным бессилием (а откуда силы при общей непривлекательности среды?).
Нам ещё Бог дал самых красивых в мире женщин. А представляете картину в усыпанном мелкими чернявенькими грымзами Париже или, прости Господи, в городишке N штата Иллинойс, где все поголовно носят платья "мы из Канзаса" (бесформенный закрытый сарафан защитного колера в цветочек). Народ просто стреляется-вешается-спивается или колется, обжираясь с горя гамбургерами до непомещения зада на недавно вновь расширенное сидение "форда".
В русле моды следует приветствовать возвращение обтягивающих лосин, носимых отдельно и под крупнодырчатые краткие юбчонки. Попытка дамы, по совету модельеров, надеть к ним ботфорты до ушей должна немедля пресекаться словами: "Дорогая, как ты можешь подумать, что я одобрю сокрытие от мира таких прекрасных ножек? Это моя гордость, я хочу непременно демонстрировать их друзьям и коллегам". Или: "Да, милая, ботфорты сейчас носят, на Сен-Дени я не видел без них ни одной проститутки".
Зимние ножки (в лосинах или плотных колготах) хороши тем, что их могут с гордостью носить почти все. С модными ныне юбчонками и короткими сапожками или шнурованными высокими ботиночками они делают нашу даму такой принцессой, что окружающие мужчины: 1) обзавидуются; 2) оденут своих дам соответственно. А главное - женщины усвоят урок верной эстетики моды!

Если у женщины есть форма, у её мужчины есть всё...
Андрей Колобов

Комментарии:
 

Подтвердите удаление записи