Как язык до налогов довел (про непутевые «бла-бла-бла»)

А вы уверены в своих сотрудниках? Например, если у вас группа компаний, проведите маленький эксперимент. Задайте сотрудникам один простой вопрос: «В какой организации они работают?» Найдутся те, чьи ответы вас не сильно обрадуют. С одной стороны, вы вздохнете с облегчением и подумаете: «Слава Богу, я услышал это раньше, чем налоговая»…

С другой стороны, у вас появится пища для размышлений: «Почему я это упустил? Надо срочно проводить разъяснительные работы, кто, где и кем работает…» Даже если вы наичистейший налогоплательщик, который соблюдает все гласные и негласные принципы НК РФ, лишний треп и неверное словечко уборщицы, могут стать роковыми…
Итак, в свежих судебных решениях сработал принцип: «Все сказанное вашими сотрудниками может быть использовано против вашей компании».

Я работаю в ООО «Ромашка»… Тьфу, блин, в ООО «Василек»
С похожей путаницей столкнулся налогоплательщик в Постановлении АС Западно-Сибирского округа от 05.02.2018 г. по делу №А70-7737/2017.
Инспекция пришла к выводу о создании «схемы дробления» бизнеса между ИП (УСН) и взаимозависимым ООО (УСН). Свой вклад в формирование такого мнения налоговой службы внесли работники:
  • Сотрудники воспринимают ООО и ИП как единый субъект предпринимательской деятельности;
  • Отсутствует фактическое разделение деятельности сторон для работников;
  • Работники ИП при общении с населением представляются сотрудниками ООО;
  • На спецодежде сотрудников ИП имеется логотип ООО; Некоторые работники не знают точно, с кем у них оформлялись трудовые отношения;

График дежурств утверждался генеральным директором ООО в отношении работников обоих хозяйствующих субъектов.

Подвели не только сотрудники, но и ряд других обстоятельств:
  • ИП и ООО фактически располагались по одному адресу, имели одни и те же номера телефонов, IP-адреса, совместно использовали имущество. У ООО не было собственного недвижимого имущества, для ведения финансово-хозяйственной деятельности общество арендовало помещение у ИП;
  • Учредитель ООО и ИП – одно лицо, под единым руководством которого велась вся деятельность;
  • Одинаковые виды деятельности. Основным заказчиком ИП было ООО;
  • Общее управление и ведение бухгалтерского учета: один главбух, бухгалтер, специалист отдела кадров, инженер по отоплению, водоснабжению и канализации, инженер по общестроительным работам, экономист.


Суды поддержали выводы налогового органа: такая схема позволила ИП и ООО искажать сведения о фактически полученных доходах. У ИП появилась возможность выводить суммы денежных средств, полученных от предпринимательской деятельности обоих хозяйствующих субъектов на свой расчетный счет, как физического лица, не облагая налогом.

Я открыл ООО «Лопушок», чтобы ООО «Семицветик» «не слетело» с упрощенки
Ну ладно, непутевые рядовые сотрудники. Но когда от сказанного из уст руководства налоговики с умилением потирают руки… Возникает вопрос: налоговая сбила с толку или сам директор оказался… без толка?
Казалось бы, кто-кто, а «высший разум» компании должен знать, о чем стоит промолчать при общении с сотрудниками фискальной службы… Ан нет: должен, но не обязан.
Взять к примеру Определение ВС РФ от 15.01.2018 г. №307-КГ17-20300 (дело №А42-6484/2016). Суды пришли к выводу о доказанности инспекцией обстоятельств, указывающих на направленность действий общества и его контрагентов исключительно на получение необоснованной налоговой выгоды вследствие создания «искусственных» условий для применения УСН. Свою лепту внес и генеральный директор (он же ИП). Может быть, он просто решил следовать принципу: говорить правду, только правду и ничего кроме правды.

На допросе он поведал много всего интересного:
  • Он пояснил, что положения утвержденной учетной политики в проверяемом периоде не исполнялись, бухгалтерский учет не велся в полном объеме в связи с отсутствием штатных единиц. Инвентаризация по состоянию на 1 число каждого месяца не проводилась;
  • Кроме того, генеральный директор рассказал, что после создания трех новых компаний, он переоформил договоры с поставщиками и покупателями, с которыми ранее сотрудничал в качестве ИП;
  • Также управленец уточнил, что на общем складе находится товар и оборудование, принадлежащее всем участникам хозяйственной деятельности;
  • И самое искрометное показание генерального директора (из решения суда первой инстанции): «Кроме того, … при допросе показал, что ООО «2» создано для того, чтобы ООО «1» не утратило право на применение УСН, то есть – для уменьшения величины доходов налогоплательщика».

Плюс сотрудники добавили масла в огонь:
  • Бухгалтер рассказала, что во всех организациях для ведения учета применялась программа «1-С. Управление торговлей», установленная на трех компьютерах. Сотрудница могла спокойно работать на любом из этих компьютеров;
  • Оператор добавил, что все три организации находятся по одному адресу, имеют один телефонный номер. А с любого рабочего компьютера можно видеть отгрузку всех компаний;
  • Грузчик подтвердил, что компании ведут деятельность одному адресу. Грузчики помогают водителям. А когда большой объем работы, сообща привозят и разгружают товар всех трех компаний, независимо от того, кто из них и где трудоустроен.

В общем, благодаря «стараниям» сотрудников и простоте честного бизнесмена суды согласились с инспекцией и пришли к выводу, что это «схема»…

Я ничего не знаю про «ООО» Лютик
Стоит ли рассказывать о ситуациях, когда работники не в курсе, с кем сотрудничают? Таких дел пруд пруди… Причем налогоплательщики на 100% уверены в реальном существовании своих контрагентов, но ничегошеньки о них не знают… Каким-то странным образом втихаря и без нужных ресурсов, этот незнакомец умудрился исполнить обязательства по договору, не поставив в известность хотя бы одного из сотрудников налогоплательщика. Чудеса, да и только. Такие «волшебные» контрагенты – не редкость в судебной практике.
Например, в Постановлении АС Западно-Сибирского округа от 15.01.2018 г. по делу №А81-920/2017 налоговая и суды не поверили в контрагента-невидимку. Помимо «серых» признаков, инспекция провела допросы сотрудников и установила, что должностные лица налогоплательщика не смогли предоставить какой-либо информации по сделке с контрагентом, никому из опрошенных работников контрагент не знаком. Впрочем, удивился и руководитель сомнительного контрагента, который ни сном, ни духом об отношениях с налогоплательщиком.

Наталья Брылева, юрист и налоговый консультант «Туров и партнеры»:
Если ответы в протоколе уже зафиксированы, и они не в пользу налогоплательщика, обратите внимание на саму процедуру допроса, оформление протокола допроса. Возможно, проверяющие допустили ошибку, и можно признать такой протокол допроса ненадлежащим доказательством. Например, не было ссылки в протоколе на предупреждение допрашиваемого об ответственности за дачу ложных показаний или отказа от показаний. И вообще, пусть сотрудник прочитает протокол: может случиться такое, что проверяющие неправильно трактуют слова допрашиваемого и запишут нужную налоговому органу формулировку в протокол.
При обнаружении такого нарушения необходимо попросить перепечатать протокол и записать ответ с его истинным смыслом, а в случае отказа – сделать соответствующую отметку на протоколе. На практике возможно следующее: инспектор прощупывает почву и отправляет по электронной почте текстовый файл с вопросами и просит ответить на них адресату. Получатель отвечает налоговому органу (хотя не должен этого делать, т.к. не соблюден порядок проведения допроса в соответствии с Письмом ФНС России от 17.07.2013 г. №АС-4-2/12837 «О рекомендациях по проведению мероприятий налогового контроля, связанных с налоговыми проверками») и отправляет свои показания на обратный адрес.
Инспектор, ознакомившись с такой информацией, понимает, что она противоречит позиции налогового органа, и забывает о таком «допросе». А между тем, если бы компания руководствовалась вышеуказанным приказом, то такой оправдательный для налогоплательщика допрос мог явиться дополнительным доказательством его невиновности в совершении налогового правонарушения. Необходимо указывать на подобные нарушения и вызывать повторно в рамках статьи 90 НК РФ таких свидетелей.
Денис Морозов, юрист и налоговый консультант «Туров и партнеры»:
Обстоятельства, которые устанавливают налоговые и следственные органы в рамках своих полномочий, являются практически идентичными. Разница заключается лишь в процедуре, характере и виде действий, совершаемых для закрепления этих обстоятельств (для налогового органа – это действия по осуществлению налогового контроля, для следственного органа – это процессуальные действия при проверке сообщения о преступлении и следственные действия).
В связи с вышесказанным, ФНС России и СК России разработали совместные методические рекомендации по выявлению налоговых преступлений и правонарушений: Письмо ФНС России от 13.07.2017 г. №ЕД-4-2/13650@ «О направлении методических рекомендаций по установлению в ходе налоговых и процессуальных проверок обстоятельств, свидетельствующих об умысле в действиях должностных лиц налогоплательщика, направленном на неуплату налогов (сборов)». В методических рекомендациях расписаны вопросы, которые сотрудники ФНС и СК обязаны задавать руководителям компаний и сотрудникам. Благодаря этим вопросам, проверяющим очень легко установить и доказать наличие у налогоплательщика необоснованной налоговой выгоды. Как это происходит?
Пример из жизни. Компания провела реорганизацию структуры бизнеса. Сотрудников перевели в другую, вновь созданную компанию, но все осталось на своих местах. Те же сотрудники, те же рабочие места, тот же начальник. Планомерно сотрудники писали заявления на увольнение и принимались на работу в другую компанию. Логичный вопрос проверяющего: «Как давно вы работаете на данном месте?» И логичный ответ: «Ну примерно, лет 5-6».
Далее следуют вопрос: «А как давно вы работаете в ООО «Ромашка» в должности бухгалтера?» После этого вопроса сотрудник уже начинает сомневаться в правильности своих ответов. Что бы подавить вашего сотрудника, проверяющие задают вопросы «короткими очередями»: «Ваша должность?» «Где работали ранее?» «Где находилось ваше рабочее место?» «Кто был вашим начальником?» «Почему ушли с прошлого места работы?» «Как нашли новое место работы?» и т.д. Теперь вопрос, а рядовой, неподготовленный сотрудник будет отстаивать честность своего начальника? Сможет придумать деловые цели своего перехода в новую компанию в процессе допроса? Что ему отвечать? И в этот момент за вашего сотрудника начинает отвечать проверяющий. Так, как это выгодно проверяющему. Соответственно, это может привести к доначислениям.
Записаться на онлайн-интенсив "Налоговая проверка" или "Полицейская проверка".
Настроение: устал устал
Редактировано: 16 февраля 2018

Комментарии:
 

Подтвердите удаление записи