Моего контрагента подозревают в обналичке

«Инспекция выяснила, что мой контрагент обладает признаками «фирмы-однодневки» (транспорт и активы отсутствуют, 0 человек в штате, нулевая отчетность, «массовый» адрес регистрации, номинальный руководитель, транзитный характер движения денежных средств и т.д.). На основании этих критериев, проверяющие решили, что моя компания получила необоснованную налоговую выгоду, и доначислили. Как доказать, что сделки реальны?»
Открыть оригинал изображения (1275x429, 300.56 Кб)

Налогоплательщики научились защищаться. В свежей судебной практике полно оригинальных идей и различных методик, как отбиться от недоимок, пеней и штрафов по вышеописанному сюжету. Налогоплательщики дают отпор проверяющим: одних только «серых» признаков судам становится мало. Ищем ответ на вопрос «что делать?» в судебных решениях 2018 года.

Предоставить нетрадиционные документы

Документы, которые к вашей компании не имеют прямого отношения, либо не относятся к предмету спора. Например, счета-фактуры, договоры по отношениям вашего контрагента с его контрагентами. В Постановлении АС Северо-Кавказского округа от 20.03.2018 года по делу №А53-25393/2015 компания предоставила не только «традиционные» документы, касающиеся отношений с контрагентом (договор поставки, товарные накладные, счета-фактуры), но и документы перевозчика, который поставил этот товар от лица контрагента:
  • копию инвойса;
  • копию ДТ;
  • счет на оплату услуг перевозки;
  • счет-фактуру;
  • акт оказанных услуг;
  • распечатку из 1С рекламации, а также перечень прилагаемых к ней фотографий бракованного товара, с указанием даты съемки;
  • 14 фотографий бракованного товара и сертификат.

Плюс, отчет о предварительной проверке поставщика по данным ресурсов ФНС, как доказательство проявления должной степени осмотрительности.

Вывод суда: «Инспекция доказательств обратного не представила, не подтвердила направленность действий общества по сделкам со спорным контрагентом исключительно на неправомерный вычет по НДС. Напротив, существование товара, реальных затрат общества на его приобретение и его дальнейшая реализация инспекцией не отрицается, что свидетельствует о реальности спорной сделки».

Либо, второй вариант: документы, которые, отражают сотрудничество со всеми контрагентами. Например, в Постановлении АС Московского округа от 16.02.2018 года по делу №А40-249120/2016 налогоплательщик собрал группировочные ведомости (таблицы), в которых было отражено приобретение строительных материалов у разных контрагентов. К таблицам были подшиты первичные документы (договоры, акты, справки, счета-фактуры, накладные, расчетами стоимости МТР, подписанные заказчиками и т.д.), подтверждающие данные с таблиц. Эти группировочные ведомости налогоплательщик предоставил для подтверждения того, что приобретенные строительные материалы, как у спорного контрагента, так и у неспорных поставщиков, фактически использовались в производственной деятельности при выполнении работ по строительству и сдаче их заказчикам. Тем самым компания доказала и отсутствие «задвоения» закупаемых материалов.


Ольга Никитина
Юрист и налоговый консультант «Туров и партнеры»:


Заметим, что «доказательства обратного» при желании налоговая собирает, не ограничивая себя никакими рамками. Так, в процесс исследования могут вовлекаться и информационные данные, хранящиеся у операторов мобильной связи (покидали ли средства связи водителей домашний регион при оказании заявленных транспортных услуг), данные видеофиксации с камер наружного наблюдения, установленных при въезде на территорию получателя груза, данные журналов пропуска на территорию. В принципе, никто нас не ограничивает представлять такие же доказательства реальности сделки в качестве контраргумента.


Показать реальность контрагента

Помимо сбора доказательств факта спорных отношений, налогоплательщики не забывают о реальности своих контрагентов. Налоговая утверждает, что контрагент нереален. Хорошо, а мы докажем, что он существует на самом деле: его можно пощупать, и он достаточно известная личность. И об этом вам расскажут его контрагенты. Так и сделал налогоплательщик в Постановлении АС Уральского округа №Ф09-260/18 от 19.03.2018 года по делу №А76-32147/2016. Кроме всей правильно оформленной первички, компания доказала обоснованность вычетов следующими фактами:

  • Налогоплательщик отразил спорные операции в книге покупок и также в бухгалтерском учете;
  • Приобретенные у спорных контрагентов товарно-материальные ценности общество в дальнейшем использовало в своей предпринимательской (финансово-хозяйственной) деятельности;
  • Спорные контрагенты ведут реальную финансово-хозяйственную деятельность. Об этом свидетельствуют договоры на транспортировку топлива с индивидуальными предпринимателями, фактическое исполнение договоров ИП и оплата транспортных услуг;
  • Индивидуальные предприниматели (перевозчики) рассказали, что они осуществляли перевозку грузов по заявкам спорных контрагентов.

Вывод суда: «При этом налоговый орган не представил достоверно подтверждающих доказательств информированности налогоплательщика о «номинальности» руководителей контрагента, а также того, что спорные суммы НДС не отражены в счетах-фактурах, выставленных в адрес общества, что спорные Контрагенты отсутствуют по адресу их регистрации и договоры от их имен, счета-фактуры и первичные документы подписаны не установленными лицами. Доказательства совершения налогоплательщиком и обществами лишенных экономического содержания согласованных действий, направленных на искусственное, без реальной хозяйственной цели, создание условий для незаконного применения налоговых вычетов по НДС, в материалах дела также отсутствуют».

Похожей тактикой воспользовался и налогоплательщик в Постановлении АС Северо-Западного округа от 08.02.2018 года по делу №А13-12372/2016. Между компанией и ИП-перевозчиками были фирмы-посредники, которые и привлеки внимание проверяющих своей номинальностью. Но, ИП-шники рассказали подробности сотрудничества, тем самым доказав неискусственность общения с налогоплательщиком через посредников.

Иногда за людей говорят дела. Судебные дела. Постановление АС Северо-Кавказского округа от 13.02.2018 года по делу №А53-32464/2016: налоговая нашла кучу связей с однодневками, и заодно под эти признаки решила подвести и порядочных контрагентов. Компания, рассказала про длительные хозяйственные отношения, к тому же добросовестность контрагентов подтверждена судебной практикой (решением Арбитражного суда Ростовской области от 27.12.2016 по делу № А53-20739/2016).

Решение суда, вступившее в силу, в том числе, помогло защитить один эпизод и доказать факт операций в Постановлении АС Поволжского округа №Ф06-30805/2018 от 03.04.2018 года по делу №А12-17016/2017.

Кстати, уголовная репутация контрагента и преследование по налоговым статьям – причина для раздумий, но не для доначислений, если реальность доказана (Постановление АС Поволжского округа №Ф06-19792/2017 от 08.02.2018 года по делу №А12-26478/2016).


Ольга Никитина
Юрист и налоговый консультант «Туров и партнеры»
:

Для целей доказывания реальности контрагента подойдет, в том числе, информация, собранная на просторах интернета. Желательно, чтобы каждая компания имела не только свой сайт, но и оставила след в справочниках организаций региона или конкретной местности. Отзывы клиентов, датированные разными годами, безусловно послужат дополнительным аргументом в пользу реальности вашего контрагента.


Описать дальнейшее использование товара

Предоставить документы, которые обрисуют картину дальнейшей судьбы продукции: куда, кому и как вы реализовали спорный товар. И не только бумаги, но и людей, которые в курсе событий: как ваши сотрудники, так и работники контрагентов, в чьи руки через вашу компанию поступил сомнительный товар.

Например, в Постановлении АС Поволжского округа №Ф06-28668/2017 от 13.02.2018 года по делу № А12-10631/2017 налогоплательщик реализовал фрукты и овощи, купленные у «серых» контрагентов, в торговые сети: данный факт подтвержден договорами поставки и товарными накладными. Выборочная проверка товарных накладных и фрагментарных карточек счета по спорным поставщикам выявила, что пришедший товар по наименованию точно соответствует товару, поставленному в торговые сети, согласно приложенным товарным накладным.

Кроме того, место хранения – еще одно убедительное доказательство реальности. Купив виноград-апельсины у подозрительных поставщиков, налогоплательщик позаботился о бережном хранении и свежести. Компания арендовала специальное нежилое помещение в здании низкотемпературного холодильного комплекса, а также фруктохранилище и овощехранилище. Поэтому, фрукты и овощи, впрочем, как и их поставщики, оказались «не искусственными», а самыми натуральными.

Вывод суда: «Отсутствие в выписках по расчетному счету каждого контрагента сведений об оплате широкого перечня товара или работ, не исключает иных способов осуществления им расчетов, более того, инспекцией не представлено доказательств наличия у налогоплательщика возможности распоряжаться денежными средствами после перечисления их контрагенту.

Отсутствие контрагентов по юридическому адресу не является доказательством недобросовестности самого заявителя, поскольку свидетельствует лишь о несоблюдении организациями порядка государственной регистрации или внесения изменений в учредительные документы.

Доводы налогового органа об отсутствии у контрагентов в собственности недвижимого имущества, транспортных средств, штатной численности о фиктивности заключенных заявителем договоров со спорными контрагентами не свидетельствуют, поскольку не исключают возможности привлечения транспортных средств, имущества, работников по договорам аренды, гражданско-правовым договорам.

Оценка деятельности общества должна проводиться на основании комплексного анализа всех представленных документов, а не отдельно взятых фактов, установленных налоговым органом в ходе контрольных мероприятий».


Ольга Никитина
Юрист и налоговый консультант «Туров и партнеры»:


Если «сомнительные» сырье или материалы были использованы в производстве, предоставьте акты списания их в производство, расчеты по объему их необходимого количества для производства продукции. Помните, что каждый факт хозяйственной жизни должен оформляться первичным документом, наличие этих документов поможет доказать реальность спорной сделки.


Обратиться за помощью к «первоисточнику»

Установить, откуда поступил товар к контрагенту. Например, в Постановлении АС Уральского округа №Ф09-197/18 от 15.02.2018 года по делу №А76-31970/2016 поставщики контрагентов проявили солидарность к налогоплательщику и приняли участие в судебных спорах. Они рассказали, что спорные контрагенты – их региональные представители, которые добросовестно исполняют свою работу в качестве посредников. Факт отношений подтвержден договорами об организации поставок и дилерскими соглашениями.

Вывод суда: «При таких обстоятельствах, учитывая представление налогоплательщиком в инспекцию всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, руководствуясь принципом презумпции добросовестности налогоплательщика и толкуя все неустранимые сомнения в его пользу, суд апелляционной инстанции обоснованно удовлетворил требования общества и признал оспариваемое решение недействительным».

Указать на обязанности инспекции и налогоплательщика

По факту надеться на поверхностную оценку отношений инспекторами. Да, и такая тактика встречается… Своеобразный «ход конем»: перейти от поиска железобетонных доказательств реальности к «нападению» на налоговый орган. Конечно, не забывая про стандартный пакет должной осмотрительности и первичку, оформленную без грубых ошибок. Например, в Постановлении АС Уральского округа №Ф09-66/18 от 08.02.2018 года по делу №А71-2901/2017 налогоплательщик не удивил экстраординарными аргументами, а просто указал на недоработку инспекции и свои права:

Инспекция не учла, что Налоговый кодекс РФ не ставит право на применение вычета по НДС в зависимость от действий (бездействия) контрагента;

  • Факт нарушения контрагентом своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения необоснованной налоговой выгоды;
  • Неуплата поставщиками налога в бюджет при условии добросовестности действий налогоплательщика не является основанием для отказа в применении вычета;
  • Право на вычет не зависит от наличия документов, подтверждающих фактическую уплату налога всей цепочкой поставщиков;
  • Обязанность налогоплательщика представлять доказательства уплаты в бюджет НДС своим поставщиком законодательством не предусмотрена;
  • Инспекция не представила доказательств, свидетельствующих о согласованных действиях налогоплательщика и его контрагентов, направленных на необоснованное получение налоговой выгоды;
  • Отсутствуют доказательства того, что спорные контрагенты не включили в налоговую базу по НДС выручку, полученную от реализации товаров (работ, услуг) налогоплательщику.
  • Претензий к оформлению первичных учетных документов у инспекции нет
.

Вывод суда: «Суды сделали вывод о реальности финансово-хозяйственных операций, совершенных между налогоплательщиком и обществами, о недоказанности налоговым органом недобросовестности налогоплательщика и направленности его действий на получение необоснованной налоговой выгоды по спорным сделкам».

Устроить жесткий конкурентный отбор

Один из способов проявления должной осмотрительности. Постановление АС Уральского округа №Ф09-8685/17 от 08.02.2018 года по делу №А60-9439/2017. Налогоплательщик для поиска подрядчика по выполнению ремонтных работ в торговом центре объявил открытый конкурс: разместил информацию на сайте ТЦ (конкурсную документацию, содержащую требования к участникам конкурса, а также перечень документов, необходимый для участия в конкурсе, сметную и проектную документацию). Рассмотрев заявки участников, оценив финансовое положение, коммерческую привлекательность и условия исполнения договора, компания выбрала победителя. Им оказался спорный контрагент. Тот в свою очередь привлек субподрядчиков. Чтобы доказать, что работы на самом деле проводились силами фиктивных субподрядчиков, налогоплательщик призвал тех, кто знает все обо всем и 24 часа в сутки – охранников ТЦ. Частная охранная организация письменно подтвердила реальность работ. И работники торгового центра тоже вспомнили события двухлетней давности.

Вывод суда: «Ссылка на отсутствие у субподрядчиков технической и кадровой возможности исполнения договорных обязательств, по справедливому мнению суда, не имеет правового значения в рамках оценки обоснованности, полученной налогоплательщиком налоговой выгоды. В данном случае, инспекцией не доказано, что из обстоятельств хозяйственной операции либо в силу отношений взаимозависимости налогоплательщик знал или должен был знать о нарушениях, допускаемых названными организациями.

По тем же причинам, судом не принят во внимание довод налогового органа о «номинальности» подрядчика, основанный исключительно на показаниях его руководителя, отрицающего свою причастность к участию в хозяйственной деятельности организации, в то время как документального подтверждения названному обстоятельству, инспекцией не представлено.

Доказательств нетипичности применяемых обществом порядка и формы расчетов, а также «кругового» движения либо обналичивания денежных средств, в материалах дела не имеется».


Знать о контрагенте все и даже больше

И снова из темы про должную осмотрительность. На что только не горазды налогоплательщики, чтобы ее проявить. Так и надо. Лучше заранее провести расследование, чем потом кусать локти. Например, в Постановлении АС Центрального округа от 04.04.2018 года по делу №А35-9246/2016 налогоплательщик на стадии переговоров запросил у контрагента:

  • договор аренды нежилого помещения с приложениями;
  • копия паспорта представителя;
  • список участников;
  • выписка из ЕГРЮЛ;
  • приказ о вступлении директора в должность;
  • свидетельство о государственной регистрации юридического лица;
  • лист записи о создании юридического лица;
  • письмо ТО ФСГС;
  • расписка в получении документов, представленных при государственной регистрации;
  • решение о государственной регистрации;
  • решение единственного участника об учреждении общества;
  • страница заявления формы Р1101;
  • свидетельство о государственной регистрации права;
  • сопроводительное письмо о предоставлении копий документов по требованию налогового органа;
  • книга продаж;
  • скриншоты, программы ЭОД налоговой декларации по НДС;
  • акт обследования;
  • гарантийное письмо арендатора о предоставлении юридического адреса;
  • письмо арендатора о расторжении договора аренды;
  • договор на оказание услуг по бухгалтерскому сопровождению предприятия;
  • выписка по расчетному счету по операциям, совершенным за год.

В совокупности со всей необходимой первичкой, фактическим наличием спорной продукции и использованием ее в деятельности суд решил, что доначисления незаконны.

Вывод суда: «Суды пришли к обоснованному выводу о том, что налоговым органом не опровергнуто совершение обществом реальных хозяйственных операций со спорным контрагентом, понесенные обществом расходы документально подтверждены, имеют производственный характер и направлены на получение дохода от реально осуществляемой предпринимательской деятельности, представленные обществом по финансово-хозяйственной операции с контрагентом первичные учетные документы, включая счета-фактуры, соответствуют требованиям налогового законодательства для применения налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость в оспариваемой сумме».

Ссылаться на давность

Поражает, когда сотрудники подробно рассказывают о событиях трехлетней давности. То ли феноменальная память, то ли четко спланированная подготовка. Конечно, инспекции провалы в памяти на руку… Но суды забывчивость считают нормальным явлением. В Постановлении АС Уральского округа №Ф09-1549/18 от 03.04.2018 года по делу №А76-18751/2016 суды учли временной интервал. Поэтому запутанные показания… трактовали в пользу налогоплательщика.

Вывод суда: «Оценивая доказательства инспекции, суд исходил из того, что допросы свидетелей о характере работ и лицах их осуществивших проведены спустя 3 года и не могут быть точными, при этом в показаниях содержатся сведения о проведении ремонтных работ сторонними организациями. Суд пришел к выводу, что объективной информации с бесспорностью подтверждающей отсутствие реальных хозяйственных операций нет».

Не надеяться на статью 54.1 НК РФ

Для налогоплательщиков статья 54.1 НК РФ – «спасательный круг». Суды при вынесении решений то и дело путаются, ссылаясь на новинку: не положено применять нормы ст.54.1 НК РФ к проверкам, проведенным до 19 августа 2017 года. Но ведь до появления этой статьи реальность уже играла определяющую роль. Например, в Постановлении АС Уральского округа №Ф09-8934/17 от 17.02.2018 года по делу №А50-11339/2017 налогоплательщик доказал реальность, но для пущей уверенности решил указать на свежую норму. Инспекторы не отрицали наличие результата выполненных работ, спорный товар оприходован, осмотрительность проявлена, с документами полный порядок. Только статья 54.1 оказалась неуместна.

Вывод суда: «Довод инспекции о недопустимости применения судом при разрешении настоящего спора положений ст. 54.1 Кодекса, суд кассационной инстанции считает обоснованным, опираясь на содержание названной нормы, ст. 5 Кодекса и ст. 2 Федерального закона от 18.07.2017 № 163-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации». Вместе с тем, ссылка суда на положения данной статьи, не опровергла сделанных им выводов и не повлекла принятие незаконного судебного акта».

Что ж… Были в этих решениях «серые» схемы, или не были… Самое главное, суды признали реальность, а, значит, налогоплательщики действовали законно. И формальные признаки контрагентов – не что иное, как предвзятое отношение инспекции.

В общем, соблюдайте реальность, создавайте реальность и запоминайте реальность!

P.S. Кстати, на семинаре «Легализация: как снизить налоги законно и безопасно» Владимир Туров, сделает обзор обнальных схем с точки зрения свежей судебной практики. По многочисленным заявкам налогоплательщиков.




Комментарии:
 

Подтвердите удаление записи