Когда я стану президентом… О смысле слов

(Размышления в ожидании ликвидации в связи с неисполнением в тридцатидневный срок.)

Когда я стану президентом и мне попадется на глаза государственный акт, в котором я встречу слова, позорящие мое государство, а также «разжигающие рознь, вызывающие рвоту и массовый психоз», я сделаю следующее: уволю проведу разъяснительную работу среди юристов-законотворцев.

1. «…налоговые органы самостоятельно ликвидируют организацию…» (488-ФЗ и ему подобные).
Слово «ликвидация» (не прошу смотреть словари – куда уж там! пусть смотрят хотя бы Википедию) означает следующее: уничтожение преступников, оружия, насекомых и преступных группировок. И ставить в один ряд с вышеперечисленным Общества с Ограниченной ответственностью означает то ли приравнять бизнес к преступности, то ли к тараканам.
Какую палитру чувств вы хотите вызвать? Раздражение? Негодование? Яростное сопротивление???
Еще я пригрожу ликвидировать их самих (и посмотрю, как они описаются) – потому что у человека, осложненного историческим бэкграундом, слово «ликвидация» четко ассоциируется с 37-м годом (и годами, его окружающими), а также с 91-м (и немножечко в плюс). Извините, - поинтересуюсь я. - Какой из годов вы планируете повторить?

2. «…допрос свидетеля в рамках налоговой проверки…» (НК и множество законодательных актов)
Слово «допрос» - это лексикон уголовного права. Если копнуть чуть глубже – абстрагироваться, так сказать, от трактования современными словарями, а заглянуть в историческую память – лексикон беспощадных времен и репрессий. Да как вы вообще умудрились засунуть слово ДОПРОС в современный гражданский оборот?!
«…особое искусство допроса, основанное на примитивной психологии… целая система допроса, заключающаяся в предложении неясных, двусмысленных вопросов, в предложении вопросов, значение которых скрывается (ловушки)… так называемых вопросов с внушением. Редко удавалось избегнуть в ответах на многочисленные вопросы какого-либо противоречия, которое ставилось ему в вину и служило поводом к пытке».
Скучаете по тем временам? Хотите репрессий? Вам по-прежнему кажется, что репрессивные методы «действуют» и «эффективны»? Знаете, если посмотреть чуть глубже: репрессии – просто трусость. Неуверенность в собственной власти. Неуверенность, что вы занимаетесь делом по закону. И, конечно же: ощущение собственной беспомощности - от того, что не можете подобрать даже слов, которые бы не искажали смыслов ваших же распоряжений. А вообще-то на дворе 2018 год (и с людьми можно просто общаться и договариваться).

3. Мое любимое слово в законодательных актах: «Производитель». (Особенно в применении к издателям.)
Производитель, - мать вашу за ногу и ремня отцу! – это племенной бык. Тот, который осеменяет стадо путем, о котором не могу распространяться в присутствии представителей государственной власти, коим даже в слове «петушиный» видятся эротические смыслы. Если я начну рассказывать, как племенной бык осеменяет коров, мы получим множественный общегосударственный оргазм.

4. Оттуда же, из глубокого дна законодательного бессознательного: «оказание образовательных услуг», «оказание медицинских услуг»…
Образование нельзя оказать! На себя посмотрите и поймите одну важную вещь: образование – это питательно-впитывательный процесс. Не услуга! И если у кого-то впитывалка по функционалу и объему как производительный орган у племенного быка, то увы. То же с медициной. Медицина может помочь. Есть профессиональная «Клятва Гиппократа». Медики реально верят в свое «Не навреди!» (и значительно сильнее, чем граждане нашей страны в Конституцию, Гражданский или Уголовный Кодекс).

5. Ну и, наконец, услуги культуры. Это шедевр! «Услуга по удовлетворению духовных, интеллектуальных потребностей и поддержание нормальной жизнедеятельности потребителя…»… Или вот: «поставщик услуг»…

Я ничем не отличаюсь от нашего – как там бишь его название? никак не могу запомнить, от какого слова: «ампутация», «амуниция», «обмундирование»… обмундирсмена? – у меня тоже некоторые слова вызывают личные ассоциации. Так вот: удовлетворение («и они получили удовлетворение») – это любимая редакторская байка о текстах иных тупоголовых переводчиков. «Сатисфэкшн». В английском это слово распространено и употребляется во многих ситуациях. В русском «удовлетворение» (особенно в сочетании с услугой) имеет сексуальный подтекст.
А как нормальная жизнедеятельность поддерживается культурой? Ребята! Ну на пирамиду Маслоу взгляните хоть! Человеку («потребителю»!!!) для поддержания нормальной жизнедеятельности даже не обязательно нужен секс, а вы говорите о культуре! Культуру можно привить (если есть, куда, а не один сплошной потребительный орган), но не оказать!
И о ком вы говорите, когда пишете «поставщик услуг»? Кто это? Михаил Боярский? Гергиев? Мэрилин Монро? Федор Михайлович Достоевский? Малевич? Третьяковская галерея? Мариинский театр? Русский музей???..

В общем, что я хочу сказать: «в начале было Слово». И к Слову надо относиться с уважением. Также, как с уважением надо относиться к людям, которые живут и работают в «вверенной вам стране»: занимаются любовью и искусством, создают бизнесы и другое прекрасное, посвящают себя медицине и образованию, служат науке и культуре… Вопреки законодательству. Потому что любой текст (в российской традиции) имеет свой подтекст. И имеющиеся на сегодняшний день подтексты законодательных актов – чудовищны, гнилы и омерзительны.
Редактировано: 11 февраля 2018

Комментарии:
 

Подтвердите удаление записи